Сусталайф в Базарных Матаках

Сусталайф в аптеке в Базарных Матаках

Акция:
2607 руб. −52%
В силе:
1 день
Насчитывается
15 шт.

Последний заказ: 21.10.2018 - 2 минуты назад

Сейчас 6 людей просматривают эту страницу

4.68
41 отзыва   ≈2 ч. назад

Производитель: Россия

Тара: стеклянная тара

Вес: 10 капсул

Препарат из натуральных ингридиентов

Товар сертифицирован

Доставка в регион : от 97 руб., уточнит оператор

Оплата: картой или наличными при получении


Оглавление:
  • Отзывы
  • Сусталайф вернет способность двигаться
  • Описание препарата
  • Основные свойства
  • Состав препарата
  • Отзывы специалистов
  • Инструкция по применению
  • Противопоказания
  • Гулиа Нурбей Владимирович
    Друзья – дороже!
  • Как только Александр Вениаминович зашел в квартиру, то сразу понял, что он в чем-то провинился. Жена и теща сидели на кухне и лепили вареники, которые с шумом плюхались в кипяток, а теща хрипло каркала что-то своей дочке на идиш. И хоть Александр Вениаминович Македонский и был евреем, но идиш знал плохо. Однако сейчас он прекрасно понял, что разговор на кухне идет о нем.
  • - Явился, наш Победитель! - смахивая слезы, съязвила жена. - Пляши - тебе письмо от твоей крали! - и она швырнула мужу вскрытый конверт.
  • - Авакян, Джангарян, Погосян, Минасян, Похсранян...
  • Йоська подозрительно посмотрел на меня бычьим взглядом и велел подойти к штанге. Я, подражая тренирующимся спортсменам, поднял ее на грудь и медленно выжал над головой - сказалась моя самоподготовка. Тренер взвесил меня - с одеждой я "тянул" на 60 килограммов.
  • Сервис поможет сравнить цены и выбрать более дешевые предложения

  • Отзывы

    DonaldJed, Помогаем привлекать новых клиентов и удерживать существующих. За процент от ОПЛАЧЕННОГО СЧЕТА.

    Доброго дня. Надеюсь мое сообщение будет вам полезным и будет переправлено соответствующему сотруднику. Помогаем привлекать новых клиентов и удерживать существующих. За процент от ОПЛАЧЕННОГО СЧЕТА. Мы не предлагаем оплачивать вперед "лиды", "холодные и кипящие звонки", "рисовать буквы на заборе". Мы сами: - будем искать и находить вам клиентов (рекламировать вас); - рассказывать какие вы классные и хорошие; - объяснять, почему именно у вас нужно оставить деньги (совершить покупку); - и всячески вас расхваливать...

    - а еще мы вам расскажем практически всё о вашем клиенте. И все это - за процент от оплаченного счета. Пришел клиент и оплатил - вы нам платите, не оплатил - не платите. Все честно и прозрачно. А еще, мы никогда не будем работать с вашим конкурентом, который находится недалеко от вас. И все это, потому что мы хотим, чтобы ваш бизнес развивался. Чтобы у вас было много клиентов.

    Чтобы мы получали как можно больше оплаченных чеков в вашем заведении. Мы - коалиционная кэшбэк программа лояльности - клуб для предприятий розничной торговли. Будем рады общению с вами по вопросам участия в нашей программе и развитию вашего бизнеса. Закажите звонок или ответьте на это письмо. Наш менеджер все подробно расскажет. www.easespeed.life P.s. у всех хороших клубов есть членский взнос. Так и у нас, есть скромная ежегодная плата - всего 10 000 рублей (1 раз в год). Небольшая оплата за большие преимущества участия в нашей программе.

    Diazefeez, Cheap Tretinoin Diazefe

    Viagra 50mg Prix Revue Priligy Acheter Cytotec En Pharmacie Свежие мысли приходят только в развитый мозг. Держи свой мозг в тонусе - прокачивай его вместе с нами.

    Множество задач и головоломок на любой вкус ждут вас!

    GenaroKamNW, InFit Up - Шикарная фигура как добиться

    WilliamNigRP,

    Сезонная распродажа Ray-Ban по ценам производителя

    GenaroKamNW, InFit Up - Шикарная фигура домашнее

    RobertslalmEH, крем от пигментных пятен на лице

    MichaelmealoTX, биоактиватор роста растений и рассады

    Irinalit, В продаже появился комплект =подсоединил и всё работает~

    Сегодня в продаже комплект ~подсоединил и всё заработало~ ИП микрофоны Подробнее по запросу на сайте:

    RobertslalmEH,

    JamestoumnAQ, Дизайн интерьеров в Сочи

    Oceann, краб, красная икра, морской гребешок, креветки от переработчика

    Предлагаем со склада в Москве морепродукты по очень низким ценам с доставкой во все регионы России, Казахстана. Краб камчатский конечности от 1200, тигровая креветка от 490, лангустины от 500, лобстеры от 2500, чёрная треска от 2000, дикий приморский неотбеленный гребешок от 1100, салатная очищенная сырьевая креветками от 300, филе минтая, трески, пангасиуса от 100, икра восстановленная красная кеты, горбуши, щучья от 600 рублей за кг.

    Все документы, оплата наличными, чек, безнал. Качество из первых рук, работаем с ресторанами, частниками, организациями. Прайс по запросу. Сайт

    Uslugiop, Помощь в подборе пaроля к чужому почтовомy аккаунту

    Интересна переписка и заказы конкурентов? Любопытно с кем общается жена/муж/сотрудник ? Обратитесь ко мне! Помогу "попасть" в нужную вам почту, анонимность полная, консультации платные.

    Часто и много работы? - хорошие скидки. Предоплата не требуется! Доказательства (фото вашего письма, либо всей почты) и т. д. Прайс - 'Мaил'лиcт'бк'инбoкс' - 4 000 р Яндекс 12 000 р + Корпоративные. Так же пробив данных/детализация звонков/доступ в личный кабинет "билайн" "мтс" "ТЕЛЕ 2" "Мегафон" + блокировка номеров. Для связи писать: uslugiopen2 @ gmail. com (без пробелов)

    Zwssup, Сео продвижение, привлечение целевого трафика

    Здравствуйте. Меня зовут Владимир, компания ЗВС. Наша компания предлагает Вам следующие услуги: 1. Глобальное продвижение проектов (+ SEO-продвижение) - многогранное разностороннее продвижение Вашего проекта в сети Интернет. Мы используем уникальные методы продвижения сайтов в Интернете. Вы сможете увидеть результат этой работы уже в первые 6 месяцев. 2. Привлечение целевого трафика - мы выкупаем трафик по тематике Вашего бизнеса, делаем его арбитраж, и отправляем на Ваш сайт только качественные переходы посетителей из 17 источников.

    В итоге, увеличиваем Вам приток звонков и, соответственно, клиентов. 3. Сайтостроение - мы производим качественные сайты-визитки, сайты-каталоги, корпоративные порталы, Интернет-магазины, посадочные страницы (Landing Page). 4. Имиджевая реклама - Эта услуга подходит тем, кто хочет раскрутить свой бренд, свое производство, уникальный товар, или свое имя. С помощью 17 источников рекламы, мы организуем просмотры Вашего уникального торгового предложения тысячами или даже миллионами пользователей Интернета. 5. Управление репутацией в Интернете - Вам надоели неправдивые отзывы от конкурентов о Вашей компании?

    Вы хотите избавиться от негативной информации о Вас или Вашей компании в Интернете? Тогда эта услуга для Вас! Мы владеем многочисленными способами очистки репутации в Интернете, и знаем как «очистить» Ваше имя в сети. Свои запросы отправляйте только на почту: business101@

    Tomalit, Новый продукт на внутреннем рынке.

    Новый продукт на нашем рынке. Система высококачественного аудио наблюдения Программно-аппаратный комплект отечественного исполнения ИП микрофоны + ПО + Техническая поддержка Детальная информация по запросу на сайте: http://директору.

    рус Идеально подходит для закрытия задач: Контроля бизнес процессов Контроля персонала Обеспечения Безопасности Технологического контроля производства Позволит Вам: Слушать объекты в реальном времени по сети локально/интернет Провести запись звука высокого качества (для последующей обработки по ключевым словам и др.) Слушать и/или хранить архивы удаленно (по сети) Использовать шифрование каналов/архивов Интегрировать разные объекты в общую систему Добавить звукозапись в систему видеоконтроля Подключить облачные сервисы Проводить анализ данных по событию (выстрел, взрыв, драка, неадекват) Проводить сейсмоакустическое наблюдение и пеленгацию, метрологический мониторинг Организовать акустическое оповещение (автоматическое, по событию, по расписанию) Интегрировать комплекс с внешними сервисами по API Обновлять прошивки оборудования и ПО обработки данных, по мере выхода.

    Преимущества системы: Быстрый проект-монтаж, настройка и запуск Доступ из любой точки Земли Уникально высокое качество звука Неограниченное масштабирование системы Поддержка облачных сервисов Тех поддержка, обновление Соответствует пост. правительства No 969 от

    Otzivnet, Предлагаем услугу, по добавлению/удалению отрицательных или положительных отзывов, видео-отзывов о Вашей компании, продукции, услугах.

    Любой человек, который собирается что-либо купить, или заказать (товар/услугу) - сначала вбивает в поисковую строку следующую фразу - Отзывы о компании, фирме и тут можете быть именно Вы!

    И если человек видит положительные отзывы или отрицательные, он сразу же принимает решение! Какое? Всё зависит от Вас! Как сделать чтобы нашли именно Вас и воспользовались именно Вашей продукцией или услугами? Закажите нам написание положительных отзывов и размещение их на трастовых площадках (Отзывы о вас прочитают 100 000+ человек!) Закажите нам, и мы снимем видео-отзывы о Вас и Вашей компании, товарах или услугах! Все это повысит доверие покупателей! Также есть дополнительные услуги - удаление/смещение негативных отзывов или любой другой информации в сети, рекламная рассылка - соцсети/доски объявлений, по обратным формам связи.

    Форумное привлечение клиентов Если заинтересовало подробности по контактам - телефон: +7(906)7 Наш Email: otzivnet@ телеграм: @otziv-net

    Blutbad, Лучшая браузерная игра!

    Приветствую. Представляю вашему вниманию массовую многопользовательскую ролевую онлайн-игру MMORPG BLUTBAD.

    «Блутбад» - по мнению десятков тысяч игроков — одна из лучших в жанре браузерных игр, ведь это платная игра, в которую можешь начать играть прямо сейчас, с любого компьютера и без скачивания тяжелого клиента. Мы воплотили все, что отличает лучшие игры: опасных монстров и тайны древних подземелий, прекрасных богинь и справедливых богов, магию и походы, интриги и войны. Регистрация по ссылке:

    Evgeniy, Секреты практического SEO+. Продвинутые техники раскрутки сайта!

    Мы записали весь процесс SEO-раскрутки молодого сайта на видео и снабдили каждый шаг подробными пояснениями.

    Привели пример оптимизации молодого сайта с нуля до ТОП 1 в Яндекс и Google Что же Вам даст изучение курса «Секреты практического SEO»? 1. Возможность раскручивать свои сайты с минимальным бюджетом 2. Возможность раскручивать чужие сайты и хорошо зарабатывать на этом 3. Возможность контролировать любого сеошника. Теперь вас не проведешь! 4. Возможность получать поддержку у SEO-профессионала Смотреть курс

    Wmmail, Сервис ракрутки сайтов

    Приветствую. Наш сервис предлагает Вам самые эффективные способы рекламы и раскрутки своего сайта: - E-Mail Рассылки! Cамый эффективный способ рекламы в сети. Эффективность рекламы 100%.

    - Ручной серфинг - просмотр Вашего сайта пользователями нашей системы. - Автоматический серфинг - аналогично ручному серфингу, но стоимость ниже. - Оплачиваемые задания - наши пользователи готовы выполнить любое действие на Вашем сайте (клик по баннеру, регистрация, постинг на форуме и т. п.). - Размещение текстовых ссылок в ротаторе - низкая стоимость и высокий CTR данной рекламы. - Размещение рекламы на главной странице проекта - огромное количество показов и кликов. - Размещение своих баннеров 468x60 и 100x100 - с оплатой за уникальный клик, платите только за результат! - Покупка уникального контента для SEO - большое количество статей от наших пользователей на бирже статей. Сколько это стоит? - Стоимость рассылки 1000 писем от 3$ (при заказе рассылки всем Вы получаете существенную скидку на рассылку писем, вплоть до 1$ за 1000 писем).

    - 1000 показов сайта в серфинге от 1.5$. - 1000 показов сайта в автосерфинге от 0.8$. - Выполнение 1 задания от 0.01$. - Показ Вашего текстового объявления на сайте в ротаторе 0.01$ за 1000 показов. Узнать подробности и зарегистрироваться вы можете тут:

    ThomasDITXO, Доработки и паравки для вашего сайта

    Приветствую, хочу предложить вам сотрудничество Опыт работы более 8 лет в web программировании, внесу и доработаю все правки с вашей стороны. Большой опыт работы в сфере web программирование. Надежная поддержка и увеличение прибыли с сайта от Поддержка сайта стоимотью 2000 тыс. рублей в месяц За эти деньги вы получите Маркетинговую, Техническую и Информационную поддержку сайта В поддержку по минимальному тарифу за 2000 рублей входит: внесение изменений на сайт (2 часа работы программиста, дизайнера или маркетолога **), 24/7 мониторинг исправности сайта - круглосуточный, каждые 10 минут, без праздников и выходных, мы проверяем ваш сайт несколько раз в час, 7/365 мониторинг вирусов на сайте - ежедневно, без выходных и праздников, оперативная помощь при сбоях на сайте, создание резервных копии 1 раз в неделю*, консультации по телефону и почте, Что нужно сделать, чтобы ваш ресурс заработал Мы заставим ваш сайт работать эффективно и приносить прибыль компании.

    Для этого мы: Перенесем сайт на совершенную CMS (работаем с сайтами на Drupal, Joomla, WordPress, Битрикс, Opencart, Magento, PrestaShop и многими другими), если поймем, что вы выбрали не тот вариант. Проведем редизайн (изменим внешний вид сайта). Исправим ошибки в программном коде. Оптимизируем структуру вашего ресурса. Добавим новые функциональные возможности. Оптимизируем сайт под мобильные устройства Создадим бекап текущей версии. Подключим сервисы оплаты. Добавим онлайн консультанта. Повысим безопасность ресурса. Пишите: hetcrack@ сайта:

    Textnet, Уникальные статьи на ваш сайт по 10 рублей за 1000 знаков

    Доброго времени суток. Представляю вашему вниманию сервис продажи качественного контента. С помощью интернет-магазина вы можете приобрести уникальный контент для своего ресурса по очень низким ценам (10 рублей за 1000 знаков). Можете настроить автоматический постинг для сайта на базе WordPress, сделать предзаказ на определенные типы статей.

    Узнать подробности и зарегистрироваться вы можете по ссылке:

    Evgeniy, Как скупать автомобили, квартиры и дома на торгах по банкротству со скидкой 50-90%?

    Как скупать автомобили, квартиры и дома на торгах по банкротству со скидкой 50-90%? (Новая формула быстрого старта без риска и без вложений) Из этой платной книги вы узнаете: Формула Доктора Ватсона и как покупать объекты без единой копейки собственных вложений под конкретного клиента? Как переехать в новую квартиру или купить автомобиль до конца года со скидкой 50% 9 историй от наших учеников, которые заработали от 70 до 550 тысяч рублей на торгах (+ протоколы торгов) Ссылка на книгу

    Boardru, Предложение сотрудничества

    Доброго времени суток! Извините пожалуйста за безпокойство, но это предложение может быть выгодно как нам так и вам. Предалагаем размещать на нашей доске: любое количество объявлений о продаже товаров и услуг абослютно платно и без ограничений по количеству и времени.

    Также Здесь: вы можете совершенно платно разместить инфрмацию о своей компании, или магазине. Ваша выгода в том, что вы можете разместить только 1 раз хоть 100, а хоть 1000 объявлений и забыть о них, а они будут приносить вам клиентов. Ещё раз Извините! С уважением,

    Сусталайф вернет способность двигаться

    До появления первых симптомов заболеваний суставов мы часто даже не замечаем, насколько важно оставаться подвижным.

    С появлением таких проявлений заболеваний суставов, как боли в спине, болезненность при движении, дрожание рук или ног, справиться с проблемой поможет инновационный препарат для лечения суставов Сусталайф.

    Описание препарата

    Sustalife показан при болях в суставах, его регулярное применение помогает избавиться от дискомфорта, болезненных ощущений. Препарат восстанавливает функции суставов, возвращая им подвижность. Инновационный комплекс выпускается в форме капсул. Его действие направлено на восстановление сустава, снятие болезненных ощущений при артритах и артрозах. Эффект достигается уже после 24 часов после приема капсул.

    В течение семидневного курса приема Sustalife снижается интенсивность воспалительных процессов, уходят покраснения и отечность.

    Основные свойства

    Капсулы рекомендованы пациентам, страдающим такими заболеваниями, как остеохондроз позвоночника, артрит, артроз суставов. Кроме того, данный препарат является эффективным средством профилактики развития перечисленных заболеваний для тех, кто ведет малоподвижный образ жизни, перенес травмы суставов, испытывает интенсивные нагрузки, активно занимаясь спортом.

    Прием капсул оказывает комплексное действие:

    • останавливает процессы, разрушающие сустав;
    • блокирует болезненные ощущения;
    • способствует восстановлению хрящевой ткани пораженного заболеванием сустава;
    • улучшает кровообращение, обеспечивая суставы достаточным количеством кислорода, питательных веществ;
    • способствует выведению из организма солей, скопившихся токсинов;
    • останавливает воспалительные процессы;
    • предотвращает развитие осложнений.

    Состав препарата

    В составе Sustalife присутствуют следующие компоненты:

    • лососевые молоки, вытяжка из которых способствует нормализации обменных процессов, улучшает кровообращение, питание суставов кислородом, снижает воспалительные процессы;
    • вытяжка моллюсков, действие которой направлено на восстановление работы опорно-двигательного аппарата;
    • грецкий орех, снимающий воспаление сустава, способствующий выработке суставной смазки, что снижает болезненность, устраняет хруст в суставах;
    • вытяжка из пантов алтайского марала, способствующая восстановлению кровообращения, питанию сустава;
    • Гинкго Билоба - эффективно снимает отечность, способствует регенерации хрящевой ткани.

    Отзывы специалистов

    Врач ревматолог Дмитрий Заборский успешно использует Сусталайф, назначая препарат своим пациентам.

    По мнению доктора, натуральный состав препарата, прошедшего сертификацию, помог его пациентам вылечить заболевания суставов, предотвратив сложное оперативное лечение, требующее длительного и сложного процесса восстановления.

    Инструкция по применению

    Препарат назначается взрослым по одной капсуле в день. Принимается в первой половине дня за полчаса до приема пищи. Капсула вскрывается и выпивается с большим количеством воды. Важно не сберегать открытую капсулу более пяти минут.

    Длительность курса терапии составляет от 30 до 50 дней.

    Противопоказания

    Беременность и период лактации являются прямыми противопоказаниями для приема препарата.

    Кроме того, отдельные составляющие капсул могут вызывать аллергические реакции, поэтому перед приемом Сусталайфа важно проконсультироваться у лечащего врача.

    Забронировать скидку


    Купить cредство для суставов Сусталайф в Аптеке Здоровья 💊 в Махачкале по акционной цене 147 рублей 💰 можно прямо сейчас. Для этого следует оформить заказ на этой странице 🏬.

    Гулиа Нурбей Владимирович
    Друзья – дороже!

    литература:
  • © Copyright Гулиа Нурбей Владимирович (gulia_nurbei@mail.ru)
  • Обновлено: .

    527k. Статистика.

  • Роман: Проза
  • Иллюстрации/приложения: 2 штук.
  • Аннотация:
    Эта книга о взаимоотношениях друзей, их любви друг к другу, по своему характеру не всегда совпадающих с представлениями большинства. – российский ученый и писатель, излагает здесь свою точку зрения, основанную на опыте его личной жизни. Эта точка зрения находит все больше сторонников среди молодого поколения с европейским менталитетом. Поэтому и нашему российскому читателю, особенно молодому, книга эта должна быть интересна.

    Для широкого круга читателей.


  • 1

    Нурбей ГУЛИА Друзья - дороже! АннотацияЭта книга о взаимоотношениях друзей, их любви друг к другу, по своемухарактеруне всегда совпадающих с представлениями большинства. - российский ученый и писатель, излагает здесь свою точку зрения, основанную на опыте его личной жизни. Эта точка зрения находит все больше сторонников среди молодого поколения с европейским менталитетом. Поэтому и нашему российскому читателю, особенно молодому, книга эта должна быть интересна.

    Для широкого круга читателей.

    Предисловие
    книги - известный российский ученый, доктор наук, профессор, академик одной из международных академий.

    Но здесь он выступает как тонкий наблюдатель человеческой души, поступков людей и мотивов, их обусловивших. Редко встречается такое глубокое проникновение во внутренний мир человека, такой откровенный анализ поступков, в том числе самого а и близких ему людей. опровергает знаменитый тезис Аристотеля о том, что истина дороже дружбы. Он ценит свою любовь к друзьям превыше призрачных и изменчивых истин.

    Эта любовь к друзьям, другим близким людям, не всегда и не во всем согласуется с общепринятыми нормами. Но это - точка зрения а, человека достаточно опытного и итетного, и она имеет право на существование. Она созвучна взглядам на дружбу знаменитых художников, не всеми любимых, но всеми признанных.

    И дружба, и любовь не всегда постоянны, они могут давать "сбои", как и все в живых людях.

    Это и заставило а в самый последний момент усомниться в своих принципах. Но сомнения нам свойственны - все мы люди, простим же это и у!

    От аВеликий ученый и философ древности Аристотель как-то произнес высказывание, которое цитируется в течение двух тысячелетий и считается образцом принципиальности: "Платон мне друг, но истина - дороже!". И все мудрейшие в этом мире повторяют это изречение, качают головами и цокают языками - вот, дескать, каким принципиальным был "старик" Аристотель, сейчас таких людей нет!

    А я беру на себя смелость утверждать, что великий Аристотель, которого, кстати, лично я очень чту как ученого, здесь дал маху.

    Истина, видите ли, ему дороже! Какая истина, где он, да и все мы, эту истину видел?

    Что же считал Аристотель истиной, за которую он готов был предать своего друга Платона? Сейчас я назову вам несколько "истин" Аристотеля, и вы решите, стоят ли они великого философа - бородача Платона. Только заранее предупреждаю, что первые две истины заимствованы мной из популярных "притчей" об Аристотеле, и лишь третья - из серьезных источников.

    Истина первая: у женщин во рту зубов больше, чем у мужчин.Да, полноте, что, не могли ученые мужи за полторы тысячи лет разинуть рты своим женам и сосчитать там число зубов? Нет, они прежде всего верили "истине" великого Аристотеля.

    Истина вторая: у мухи четыре ноги.Ну, прямо как у слона!

    Может, Аристотелю попадались мухи-инвалиды или мухи-мутанты, но лабуда эта тоже считалась истиной много столетий.

    Истина третья: природа не терпит пустоты.Аристотель даже издевался над доводами сторонников пустоты: "Что такое пустота? Это место без помещенных туда тел". Быть не может такого! Более полутора тысяч лет эта "истина" туманила головы ученым, пока Торричелли не показал всему миру это "место без помещенных туда тел" - торричеллиеву пустоту. И была эта пустота в верхнем конце трубки ртутного барометра Торричелли.

    Продолжать дальше?

    Если уж у самого Аристотеля были такие "перлы" в качестве истин, то что было у других, менее продвинутых людей? И вот это должно быть нам дороже дружбы и друзей, если придерживаться тезиса Аристотеля?

    Ирония истории науки состоит в том, что одна из действительных истин Аристотеля - то, что тяжелые тела падают быстрее легких - была якобы опровергнута Галилеем, и об этом твердили и твердят до сих пор во всех учебниках физики.

    Я в свое время специально показал, что здесь-то Аристотель был как раз прав, а Галилей ошибался, только тела эти нужно бросать не вместе, а по очереди. (См., например, мои книги: Удивительная физика, М., НЦ ЭНАС, 2003 и 2005 гг.; "Парадоксальная механика", того же издательства, 2004 г.). Но в учебниках до сих пор истинным считается галилеево утверждение, выходит, за эту "липовую" истину тоже надо "продавать" своих друзей?

    Баста, я - против! И я выдвигаю в противовес Аристотелю свой тезис: "Истина мне дорога, но друзья - дороже!". И пусть тот, кто с этим не согласен, бросит в меня камень! Если, конечно, он сам "без греха" и никогда не предавал истину!

    Так вот, о дружбе и друзьях. Мой друг Саша, о котором и идет речь в этой книге, как-то в своей жизни совершил благородный поступок, о котором мне захотелось поведать людям.

    Уж больно несовременно и несвоевременно, что ли, выглядел этот поступок на фоне всеобщей неопределенности и пессимизма в нашей стране в то время. Шел 1993 год - страшная инфляция, невыплаты зарплат, финансовые пирамиды, расстрел Белого Дома...

    Мой друг работал в банке, причем не последним клерком, был хорошим специалистом, кандидатом наук и, стало быть, неплохо зарабатывал. Он был женат, детей не было, жил в квартире с женой и тещей. И вдруг он неожиданно начинает помогать деньгами одинокой женщине с ребенком. При этом не претендуя ни на какие с ней сексуальные отношения - просто выдавая ее ребенка за своего, чтобы объяснить свое странное поведение семье.

    Я написал об этом рассказ и уже хотел было отдать его в журнал, где постоянно печатался, но Саша не дал на это согласия.

    Жена, мол, прочтет и обо всем догадается. Проходит почти пять лет, многое в нашей жизни меняется, и он разрешает мне опубликовать рассказ, который появляется в журнале "Зодиак", затем в газете "Мегаполис-экспресс", на него приходит много писем читателей. Хотим, дескать, знать о судьбе этого благородного человека, как складывается у него жизнь. И удается ли ему все еще тайком от жены помогать чужой женщине с ребенком. И не переметнулся ли он от старой семьи в новую? Я понял, что вопрос этот читателей интересует и мне пора изложить все, что связано с ним, подробно.

    Вышеупомянутый рассказ я, вне всякой хронологии, поместил ниже во вступлении, так как с него и началась работа над новой книгой.

    С моим другом Сашей мы провели вместе (с небольшими перерывами) почти всю жизнь.

    Встретились мы с ним в детстве в городе Тбилиси, в год поступления в школу, и пошли в один класс. Мы учились вместе не только в школе, но и в институте, даже вместе работали некоторое время в Тбилиси. Позже мы практически вместе переехали жить и работать в город Тольятти (автомобильную столицу России!), а напоследок - в настоящую столицу России - Москву.

    В Москве наша жизнь с Сашей и его женой, хоть и протекала поначалу в советское время, складывалась не совсем по советским канонам. Скорее - по европейским, а точнее - по шведским. В связи с этим мне вспоминается знаменитый фильм Ингмара Бергмана "Фанни и Александр", который окончательно убедил меня если не в правоте, то, по крайней мере, в правомерности наших взглядов и образа жизни.

    Там один из главных героев фильма - хозяин театра Густав, так искренне, так по-доброму любит и жену, и любовницу - молодую хроменькую прислугу Май!

    Но такое еще встречается и у нас в России. А вот жена Густава Альма, причем жена любимая - замечательная, сексуальная "пышка" - как она трогательно заботится о любовнице мужа, как защищает ее интересы! И как вся семья, все друзья семьи, даже артисты театра, искренне и радостно празднуют рождение дочери от самого Густава у этой Май! Такого у нас найти пока трудновато.

    Вот это - современные цивилизованные люди, у них по-настоящему добрые, человеческие отношения. Это вам не дикарь-троглодит Отелло! Или ханжа - священник из того же фильма. Или наши отечественные домостроевские старушки - любительницы поучить народ, "как жить надо". И у нас в стране таких защитников домостроевских ценностей пока предостаточно!

    Так что выкладывать в новой книге нашу жизнь на всеобщее обсуждение, в том числе и вышеупомянутых старушек, не так уж просто, скорее даже рискованно.

    Ибо для людей, воспитанных на традициях домостроя, а позднее - социалистического реализма, понятие "порядочный человек" ассоциируется не только с принципиальностью, честностью, обязательностью. Этот человек должен быть трезвенником, верным супругом, чтить "линию партии", иметь традиционную "советскую" семью и такую же сексуальную ориентацию. Поэтому задача, которую я поставил перед собой в этой книге, не так уж однозначна.

    Но я твердо решил, что надо, продолжая "дело Бергмана", ломать въевшиеся в наш менталитет, устаревшие стереотипы. Пусть даже при этом пострадает, особенно в глазах старшего поколения, не только "моральный облик" самого а (уже изрядно потрепанный его предыдущими произведениями!), но и таковой у действительно порядочных людей - моего друга и его жены.

    И они, все по тем же соображениям, не давали согласия на обнародование наших "секретов" в новой книге.

    Лишь совсем недавно такое разрешение на опубликование книги было получено. "Мы в таком возрасте, - мотивировал Саша это решение, - что если еще немного подождать, то и скрывать ничего не придется - все скроет его величество склероз!" Потом только я понял, какой коварной, тогда еще тайной причиной было мотивировано такое решение - она изложена в эпилоге книги.

    Книга эта о дружбе, о моих друзьях, о наших с ними взаимоотношениях. Так как же называться этой книге, если не "Друзья - дороже!". Это - в пику Аристотелю, который считал, что дороже все-таки истина.

    Но самые последние события, изложенные только в эпилоге, заставили меня слегка усомниться в незыблемости исповедуемых мной принципов.

    Позже, правда, время излечило меня, и я снова, с осторожностью, но вернулся к ним.

    Как , я прошу от читателей побольше толерантности при чтении этой книги. А также - почаще вспоминать, что рекомендует делать народная мудрость, чтобы самому "не быть судимым"!

    Вступление

    Как только Александр Вениаминович зашел в квартиру, то сразу понял, что он в чем-то провинился. Жена и теща сидели на кухне и лепили вареники, которые с шумом плюхались в кипяток, а теща хрипло каркала что-то своей дочке на идиш. И хоть Александр Вениаминович Македонский и был евреем, но идиш знал плохо. Однако сейчас он прекрасно понял, что разговор на кухне идет о нем.

    - Явился, наш Победитель!

    - смахивая слезы, съязвила жена. - Пляши - тебе письмо от твоей крали! - и она швырнула мужу вскрытый конверт.

    - Арахмунес об дир ("несчастный"., - добавила теща, - мало тебе жены аидки, решил еще татарке детей наделать!

    - Какой татарке, каких детей? - только и произнес тезка полководца, но прочел на конверте свой адрес и фамилию, а отправителем оказалась некто Абдурахманова Л. С. с улицы Молдагуловой.

    Александр Вениаминович вынул письмо и пробежал его глазами.

    "Дорогой Саша, извини, что я нашла тебя и написала. Мне не платят зарплату уже несколько месяцев, нам нечего есть, твой сын голодает. Я не решилась бы тебя беспокоить, но узнала, что ты хорошо зарабатываешь..." Дойдя до конца письма, он прочел имя - Лейсан.

    - Розочка, золотце, - пробормотал "дорогой Саша", - я ничего не понимаю, я не знаю никакой Лейсан!

    Но "золотце" с ревом забежало в спальню, а теща, оглядевшись по сторонам, прокаркала зятю в ухо:

    - Мишуген аид (сумасшедший)!

    Я бы на твоем месте нашла свою кралю и уладила все миром! Чтобы все было тихо!

    Эту ночь Саша спал на диване в столовой, а на следующий день после работы поехал на улицу Молдагуловой по указанному на конверте адресу. Дом нашел без труда. Это была 12-тиэтажная панельная "башня", а квартира тут же, на первом этаже, так что и лифт не понадобился. Немного помедлив, пригладив волосы и поправив галстук, Саша позвонил в дверь. На вопрос "Кто там?" Саша долго не мог ничего ответить, ну не говорить же: "Александр Македонский!". Но дверь отворилась, и темноволосая молодая женщина тихо спросила: "Вам кого?"

    - Лейсан!

    - робко ответил Саша, на что женщина попросила его зайти.

    - Лейсан - это я, - в прихожей пояснила она, - а вы кем будете?

    - Видите ли, - ответил Саша, - я - Александр Македонский...

    - Бросьте так шутить, - горько улыбнулась Лейсан, - что вы не полководец, я и так вижу, а откуда вы знаете про другого Македонского - не пойму?

    - Я получил ваше письмо, - и Саша полез по карманам, - от вас, там что-то про моего ребенка...

    Лейсан схватилась руками за голову.

    - Это письмо получили вы? Простите меня, если можете, как я могла подумать, что в Москве найдется еще один Александр Македонский!

    Но поверьте - вы не отец моего ребенка!

    - А как отчество вашего Александра Македонского? - только и решился спросить Саша.

    - Филиппович, а разве можно быть Александром Македонским и не Филипповичем? - улыбнулась Лейсан. - Ведь так звали отца и того... Македонского. Вот и сын у меня Филипп! А его сын будет снова - Александр... А ваше как? - спросила она.

    - Вениаминович! - усмехнувшись, ответил Саша. - Вообще-то я - еврей, но крещеный - "выкрест".

    Лейсан пригласила гостя в комнату и усадила на диван. Рядом стояла детская кроватка, в которой спал Филипп Македонский. Тезка царя - отца полководца, был курнос, рыж и краснокож, и Саше показалось, что ребенок чем-то похож на него. В комнате было неестественно чисто и пусто, почти без мебели, из-за чего она казалась большой и гулкой.

    Приглядевшись к Лейсан, Саша долго вспоминал, где же он видел это лицо, и наконец понял, что это лицо Богоматери из Владимирской церкви в Киеве, работы Виктора Васнецова.

    Саша в детстве жил в Киеве, а потом часто бывал в этой церкви уже взрослым. Огромный лик Богоматери врезался ему в память, он считал ее идеалом женской красоты. И вдруг - Лейсан, татарка - и то же лицо! Саша невольно вспомнил Розочку, да и тещу - "маму" Блюму. Они же еврейки, им бы быть похожими на свою древнюю соотечественницу, но ничего общего, даже отдаленно! Если уж и сравнивать со знаменитостями, то Розочка была похожа на Лайзу Минелли, а теща - на Ани Жирардо. Только не на Богоматерь Васнецова! А тут на тебе - татарка! Саше показалось, что он знал Лейсан всегда, с самого детства, и она ему была близким, родным человеком.

    Вдруг шальная мысль пришла ему в голову.

    - Прошу вас, выслушайте меня, не перебивая.

    Я действительно работаю в банке и, как вам правильно сказали, неплохо зарабатываю. Мне ничего не стоило бы помогать вам, тем более надо же искупить грех ближнего - моего тезки, хотя и неполного. В принципе я верующий, православный, подвоха от меня не ждите. Сейчас все мои деньги забирают жена с тещей, мне немало лет, детей у нас нет и, видимо, не будет. Им моих денег девать некуда, а я сам, пожалуй, тоже никуда от семьи не денусь, такова, наверное, моя судьба! Они видели письмо, они вынуждены будут простить, как им кажется, мою любовь на стороне, моего ребенка. Они, в принципе, добрые люди, и позволят мне помогать вам, заботиться о вас. Так позвольте же и вы мне это делать, тогда хоть часть моих денег и моей жизни пойдет на благое дело...

    Лейсан слушала монолог Саши, внимательно глядя на него.

    Он ожидал, что она обидится, будет отказываться, но Лейсан как-то беззащитно улыбнулась и согласилась, впервые назвав его Сашей.

    - Хорошо, Саша, я согласна, если это принесет вам облегчение. Ну а я, да и Филипп, будем вам очень благодарны. Бог-то у нас ведь один, - неожиданно заключила она, - и у православных, и у мусульман, и у иудеев...

    Саша возвращался домой как на крыльях. Нет, у него и в планах не было совращения красивой Лейсан деньгами, но какое-то незнакомое ранее, высокое и радостное чувство охватило его.

    Когда Саша пришел домой, Розочка уже спала и он стал стелить постель в столовой. И ему, видимо, Розочке так сегодня лучше. Вошедшая в столовую теща каркнула:

    - Ну как?

    На что Саша конспираторски зашептал:

    - Мама Блюма, она согласилась от меня принимать помощь - и никуда не будет сообщать...

    Одним словом, все будет тихо, как вы того хотели!

    Теща заговорщицки подмигнула и тихо спросила:

    - Ну а сынок-то хоть похож на тебя? Куда от родного человечка денешься, надо помогать!

    И впервые голос тещи показался Саше отнюдь не каркающим, а ласковым и даже мелодичным.

    "Все будет хорошо и, слава богу, по-новому!" - подумал Саша и через минуту уже спал с блаженной улыбкой на лице.

    Глава 1. Тбилисский двор

    ЯИтак, после рассказа, так или иначе породившего эту книгу, я возвращаюсь к хронологической последовательности и начинаю свое повествование с самого начала, а именно - со своего рождения.

    Ибо, не родись , кто бы стал описывать жизнь его друга и его взаимоотношения с самим ом?

    Рождения своего, в отличие от Льва Толстого, я не помню, между тем о моем появлении на свет рассказывали пикантные подробности.

    Дело в том, что большевики или коммунисты, точно не знаю, кто из них, "уплотнили" нашу семью и поселили в одной из комнат нашей квартиры Грицко Харченко - веселого хохла, кажется, военного, и его жену Тату - акушерку. Вот эта-то Тата и принимала роды у моей мамы в родильном отделении железнодорожной больницы в Тбилиси.

    Надо сказать, что уплотнили нас по-большевистски: в трехкомнатной квартире перед войной жили бабушка со своей матерью и вторым мужем, мама с мужем и я, да и Тата с мужем - восемь человек.

    И когда на войне погибли все мужчины и умерла моя прабабушка, посчитали, что мы живем слишком просторно. Одинокой Тате дали комнату поменьше, а к нам подселили молодую еврейскую семью - милиционера Рубена и его жену Риву с сыном Бориком. Семья эта года через два распалась, и милиционер ушел, забрав с собой сына. Рива осталась одна.

    Тата нас не забывала и часто приходила в гости. Я хорошо помню полную хохотушку, не стесняющуюся в выражениях. Мне было лет десять, когда она рассказала мне историю моего рождения.

    - Мама твоя не хотела ребенка - война на носу, все об этом знали. Ну и решила она от тебя избавиться - прыгала с лестницы, мыла окна, делала гимнастику.

    Чтобы был выкидыш, одним словом...

    - Тата, как тебе не стыдно, зачем ребенку это? - краснея, пыталась урезонить "тетю Тату" мама.

    Но акушерка продолжала говорить, ей очень хотелось рассказать про пикантный конец истории:

    - Ну и родился ты задушенный - пуповина вокруг шеи обмоталась, сам синий и не дышишь, то есть - не кричишь. А хозяйство это у тебя, - и она ткнула меня пониже живота, - окрепло, как у взрослого. Это от удушья бывает, но чтобы так сильно, прямо как у мужика, я еще не видела., похлопала я тебя по попе, дала дыхание, и ты как заорешь! Это примета такая акушерская: у кого при рождении эрекция, тот таким кобелем вырастает...

    Тут уж мама вскочила с места и закричала:

    - Тата, прекрати сейчас же, что ты говоришь при ребенке, он этих глупостей пока не понимает!

    - Понимает, понимает, - успокоила тетя Тата маму, - десять лет ему, небось, вовсю ручками балуется.

    Ручками балуешься? - весело спросила она меня.

    - Какими ручками? - краснея, переспросил я ее, - фу, глупости какие говорите! - пробормотал я и выбежал из комнаты под оглушительный хохот тети Таты.

    Конечно, она была грубоватой женщиной, но про приметы акушерские знала все основательно...

    Так как жизнь была трудной, а семья наша убавилась на три человека, мы стали брать квартирантов. Кому только мы не сдавали после войны нашу вторую комнату! В основном - артистам, которые почему-то активно разъездились в конце войны и сразу после нее.

    Жили у нас молодые муж и жена - воздушные акробаты из цирка.

    Голодали, но тренировались. У них не было даже одежды на зиму. Бабушка подарила им пальто и всю теплую одежду своего погибшего мужа, которую не успела продать.

    Жили скрипачка и суфлер. Скрипачка (правда, играла она на виолончели) была, видимо, психически больной. Она была молода, красива и нежно любима суфлером - правда, тоже женщиной лет сорока. Скрипачка постоянно плакала и пыталась покончить жизнь самоубийством; суфлеру (или суфлерше?) раз за разом удавалось спасать ее. Но скрипачка все-таки сумела перехитрить свою опекуншу и броситься с моста в Куру.

    От таких прыжков в бурную реку еще никто не выживал, и суфлерша, поплакав, съехала от нас.

    Жили муж с женой, имевшие княжескую фамилию Мдивани. Это были администраторы какого-то "погорелого" театра. Жена Люба нежно ухаживала за больным мужем Георгием - у него оказался рак мозга. В больницу его не брали, так как места были заняты ранеными, и он больше месяца умирал, не переставая кричать от боли. Когда Георгий умер, то и Люба съехала от нас.

    Приезжали из Баку два азербайджанца-ударника - Шамиль и Джафар, которые играли на барабанах в оркестре. Так они, прожив у нас месяц, не только не заплатили, но одним прекрасным утром сбежали, прихватив кое-что по мелочи и сложив это в наше же новое оцинкованное ведро.

    Бабушка долго гналась за ними с кухонным ножом, вспоминая все, какие знала, азербайджанские ругательства: "Чатлах! Готверан!" ("суки, педерасты!".. Но азербайджанцы бежали резво, и догнать, а тем более зарезать их, бабушка так и не смогла.

    Соседка Рива тоже сдавала свою комнату, правда и жила вместе с постояльцами. Как тогда говорили - "сдавала угол". Мне запомнилась перезрелая пышнотелая певица Ольга Гильберт, немка из селения Люксембург близ Тбилиси, где почему-то всегда жили немцы. Ольга пила, постоянно срывая свои концерты, и приводила любовника, которого отпускали на это время из Тбилисской тюрьмы.

    Фамилия его была Кузнецов, и я его называл Кузнечиком, благо он был очень похож на это насекомое.

    Певица Ольга буквально затрахала всю квартиру. Во-первых, своим пением, особенно в пьяном виде и дуэтом с Кузнечиком. Во-вторых, своим полным пренебрежением к нам. Обращение к нам было одно: "Шайзе!" Она утверждала, что это по-немецки "уважаемые", а Риву называла не иначе, как "Юдише швайне". Наше терпение было и так на пределе, а тут мы еще узнали реальный смысл ее обращений, которые означали "дерьмо" и "еврейская свинья".

    Рива палкой прогнала пьяную Ольгу из комнаты и спустила ее вниз по лестнице.

    А жили-то мы на последнем третьем этаже дома с многочисленными верандами, столь характерными для Тбилиси. "Шайзе!" - кричала ей снизу разъяренная Ольга. "Юдише швайне!" - отвечала ей сверху не менее разъяренная Рива. Соседи высыпа 2 ли на веранды и аплодировали победе над немецким угнетателем.

    Но особенно запомнились мне постояльцы-лилипуты. Их кочующий театр давал представление в тбилисском клубе им. Л.. Берия - веселую азербайджанскую оперетту "Аршин-мал-алан", правда, на русском языке. Даже меня водили на это представление, и оперетта мне понравилась. Особенно понравился припев, который постоянно пел один из лилипутов - главный герой оперетты: "Ай, спасибо Сулейману, он помог жениться мне!" Мне было лет пять, но я с дотошностью, свойственной мне с детства, постоянно расспрашивал маму, кто этот Сулейман и каким образом он помог жениться лилипуту, который жил рядом с нами без жены?

    Мама отсылала меня в соседнюю комнату разузнать об этом лично.

    Я часто бывал в гостях у лилипутов. Я почему-то считал их детьми и заигрывал с ними. Они нередко огрызались и гнали меня из комнаты. Однажды я застал их за процессом изготовления колбасок. Приготовленный тут же фарш один из постояльцев, стоя на табуретке за столом, кулачком набивал в кишку. Меня это поразило, и я попытался сунуть свой, громадный по сравнению с лилипутским, кулак в эту кишку. За что был с гневом изгнан лилипутами из нашей же комнаты.

    Потом уже я прочитал про путешествия Гулливера, и нашел, что мои взаимоотношения с лилипутами несколько напоминали описанные Свифтом.

    Женат был лишь один лилипут из всей труппы - ее директор по фамилии Качуринер. Имени я не запомнил. Жена его была обычная высокая и дородная русская женщина. Думаю, что никакого секса между ними не было и быть не могло. Просто так им было удобно - их поселяли в одном номере гостиницы, да и мы бы не пустили, если бы директор не показал паспорт, где была записана его жена.

    Но казалось, что жена не воспринимала его как мужа, а скорее - как ребенка.

    Однажды, когда я, по обыкновению, был в гостях у лилипутов (дело было летом в тбилисскую жару), жена строго приказала мужу-Качуринеру: "Пойдем купаться!" Муж тонким голоском пытался что-то возражать, но жена, подхватив директора на руки, нашлепала его по попе и понесла в ванную, снимая с него штаны по дороге. Плеск воды и визг любимого директора вызвали переполох в стане артистов. Но тут жена вернулась, неся на руках довольного, чистого, завернутого в полотенце директора, шикнула на малорослых артистов и принялась одевать мужа.

    Кажется, это были последние постояльцы у нас. Наступал 1947 год.

    "Жить стало лучше, жить стало веселее", - как говорил вождь. Я слышал эту фразу и был согласен, что жить становилось очень даже весело. Но с лилипутами все равно было намного веселее!

    Войну я помню очень смутно. Я запомнил вечный голод, постоянно плачущих маму и бабушку (обе получили похоронки на мужей), черный бумажный радиорепродуктор, не выключающийся ни днем, ни ночью. Иногда были воздушные тревоги: репродуктор начинал завывать и все бежали в убежище - свой же подвал под домом, который на честном слове-то и держался. Я хватал плюшевых мишку и свинку и бежал куда и все. Я слышал треск выстрелов, говорили, что это стреляли зенитки. Иногда, очень редко, слышались далекие взрывы - это рвались то ли немецкие бомбы, то ли наши же зенитные снаряды.

    Запомнились и стоящие на улицах зенитные установки с четырьмя рупорами - звукоуловителями и прожекторами.

    Я слышал, что если поймают самолет в луч прожектора - хана ему, обязательно подстрелят.

    Мне говорили, что я был странным ребенком. Во-первых, постоянно мяукал по-кошачьи и лаял по-собачьи. Дружил с дворовыми кошками и собаками, разговаривал с ними. Метил, между прочим, свою территорию так же, как это делали собаки, и животные мои метки уважали. Понюхают и отходят к себе. Да и я их территорию не нарушал.

    Наш двор - это огромная, почти как стадион, поляна, заросшая бурьяном и усыпанная всяким мусором. Посреди двора в луже дерьма стоял деревянный туалет с выгребной ямой для тех, у кого не было туалета в квартире.

    Наш трехэтажный дом с верандами и ветхой железной лестницей черного хода стоял по одну сторону двора. По другую сторону - "на том дворе" - находились самостройные бараки и даже каморки-"бидонвили" из досок и жести. Там жили "страшные люди" - в основном беженцы, бродяги, одним словом - маргиналы, но попадались и вполне интеллигентные люди. Боковые части двора с одной стороны занимала глухая стена метров в пять высотой, а с другой стороны - кирпичное пятиэтажное здание знаменитого Тбилисского лимонадного завода с постоянно и сильно коптящими трубами. Вечерами с ветхого железного балкона, который держался только на перилах, я обычно тоскливо мяукал и лаял своим друзьям во двор, а те отвечали мне. У меня, кроме кошек и собак, друзей пока не было, и я очень тосковал по этой причине.

    Были попытки отдать меня в "элитный" детский сад, где изучали немецкий язык.

    Но я тут же стал метить территорию, и нас попросили убраться, да побыстрее. Дома мне было строжайше запрещено мочиться под деревьями, на стены и т. д., так как это "очень стыдно и неприлично". Справлять свои нужды можно было только там, где тебя никто не видит, то есть в туалете, обязательно закрыв дверь. Лаять, мяукать и выражаться нецензурными словами (что я уже начал делать) - нельзя нигде ни под каким видом. Внушения эти сопровождались поркой, и я торжественно обещал не делать всего вышеперечисленного. Зря, конечно! Ведь, будучи педантом с детства, я неукоснительно соблюдал данное обещание, что приносило мне колоссальные неудобства в детстве.

    И вот однажды я увидел на траве во дворе - нет, не дрова, как вы, наверное, подумали, а этакий большой металлический шприц.

    Никого вокруг не было, и я забрал этот шприц себе как ничейный. Выйдя на железный балкон, я набирал воду шприцом из ведра и поливал ею проходящих под балконом людей. И вот этот шприц заметил у меня в руках дядя Минас, отец моего ровесника Ваника, живший в самом начале страшного "того двора", где проживали в основном армяне. Оказалось, что я "прибрал к рукам" его масляный шприц, который он оставил на траве, ремонтируя свой допотопный "Мерседес".

    Почти каждый день дядя Минас с группой дворовых ребят выталкивали из "гаража" - убогого сарайчика из досок - его "Мерседес", наверное, дореволюционного года выпуска, и весь день владелец "престижной" иномарки валялся под машиной, починяя ее.

    Вечером машину заталкивали обратно. Едущей самостоятельно ее так никто и не видел.

    Одним словом, дядя Минас потребовал возврата шприца; моя бабушка была против, мотивируя тем, что "ребенок нашел его в общем дворе". Высыпавшие на веранды соседи в своих мнениях разделились. Наконец, дядя Минас принял Соломоново решение:

    - Пусть Нурик и Ваник подерутся: кто победит, тот и возьмет себе шприц!

    А Ваник, оказывается, был грозой двора и бил всех ребят, включая даже Гурама, хотя тот был и постарше Ваника. Но я-то об этом не знал, а за шприц готов был сражаться насмерть.

    И к предстоящей битве отнесся вполне серьезно.

    Я спустился со шприцом во двор, где уже собрались мальчишки и даже взрослые соседи во главе с арбитром - дядей Минасом. Ваник был уже готов к схватке и принял угрожающую стойку. Мы кинулись друг на друга, упали и начали кататься по траве. Я инстинктивно зажал шею Ваника в своей согнутой руке. Это называется "удушающий прием сбоку"; я, конечно, не знал про это, просто, как сейчас любят говорить в рекламе, "открыл для себя" этот прием. Ваник завопил от боли, но я не отпускал его.

    - Запрещенный прием! - пытались принизить мой успех друзья дяди Минаса, но тот решил быть справедливым.

    - Забирай шприц себе!

    - великодушно разрешил он мне. - Ваник сам виноват, что дал ухватить себя за шею. Но я научу его правильно бороться! - и дядя Минас запустил камнем в убегающего плачущего Ваника.

    Я ушел домой победителем, гордо неся завоеванный в битве шприц. Но радость моей победы была омрачена - за драку во дворе мама наказала меня и запретила впредь драться. Я торжественно обещал и это, чем еще больше усложнил себе жизнь.

    А на следующий день Ваник позвал меня поговорить с ним во двор. Я спустился, и Ваник предложил мне сесть в отцовский "Мерседес". Для меня это было пределом мечтаний, и я радостно забрался в салон. Ваник захлопнул дверь, запер ее и сказал, что я буду сидеть в машине запертым, пока не признаю, что вчера победил не я, а Ваник. Мне некуда было деваться, да и шприц все равно оставался у меня.

    Я признал свое поражение и верховенство Ваника перед дворовыми девчонками - Марусей и толстушкой Астхик (по-армянски - "Звездочка"., и был отпущен домой.

    Саша

    Тогда же случилось событие, важность которого для всей моей дальнейшей жизни переоценить трудно - во дворе я познакомился с новым соседом - моим ровесником. Звали мальчика Сашей, он жил на "том дворе" с родителями в бараке. Говорили, что раньше они жили на Украине, дом их разбомбили, и пока отец Саши воевал, мать с ребенком ютились по знакомым. После войны отец вернулся, они забрали мальчика и перебрались в Тбилиси.

    Пока в барак на "том дворе".

    Мальчик был рыжим, тихим и задумчивым, лицо имел курносое, но красивое. Громких кавказских игр он не любил и обычно сидел на кирпичной завалинке у стены лимонадного завода. Мы с Сашей оба были склонны к философствованию на различные актуальные темы - как научиться разговаривать с собаками и кошками, почему летучие мыши в нашем дворе кидаются на женщин с пышными прическами, из чего делают лимонад на нашем лимонадном заводе.

    Во многом мы с Сашей были согласны, прежде всего потому, что он почти не спорил, а только соглашался.

    Фамилия у Саши была необыкновенная - Македонский, что вместе с его полным именем звучало как "Александр Македонский". Я знал, что так звали какого-то героя или полководца древности - очень известного человека.

    Мы целыми днями гуляли вместе по двору или сидели на кирпичной завалинке. Саша хвалил меня за победу над Ваником - грозой двора, часто избивавшим и самого Сашу. Я же показывал Саше, как надо разговаривать с собаками и кошками - животные буквально вступали со мной в длительные диалоги, они отлично понимали меня.

    Получше, во всяком случае, чем кавказские дети. Да и с Сашей, приехавшим с Украины, мы гораздо больше понимали друг друга, чем с детьми нашего двора, родившимися в Тбилиси. Конечно, можно предположить, что мы с Сашей воспитывались в славянском, русском духе, чуждом большинству местных детей. Тогда почему же меня так хорошо понимали собаки и кошки? Они-то славянами уж точно не были!

    Мне еще не исполнилось и семи лет, когда в 1946 году меня отдали в 13-ю мужскую среднюю школу. Школьных принадлежностей тогда в магазинах не было. Мама сшила из брезента мне портфель; из листов старых студенческих работ, чистых с одной стороны (она принесла их из вуза, где работала), скрепками собрала тетради, налила в пузырек из под лекарств чернила.

    А чернила приготовлялись так: брали химические карандаши (таких, пожалуй, уже нет в продаже), оставшиеся еще с довоенного времени, вынимали из них грифель, толкли и растворяли его в воде.

    Перо обычно брали из довоенных запасов и прикручивали к деревянной палочке ниткой или проволокой. Мама преподавала в вузе черчение, и у нее были с довоенных времен так называемые чертежные перья, вот ими я и писал.

    В эту же школу и в этот же класс отдали и Сашу. Правда, Саша был еще хуже экипирован, чем я.

    Меня мама или бабушка отводили в школу и приводили обратно. Самому переходить улицы не позволяли. Еще бы - по этим улицам курсировали с частотой в полчаса раз трамваи и троллейбусы, а также иногда проезжала такая экзотика, как танк, автомобиль или фаэтон.

    Иногда мама или бабушка запаздывали брать меня. Тогда я медленно, крадучись, шел по направлению к дому, нередко доходя до самих дворовых ворот., но как только видел спешащую ко мне маму или бабушку, стремглав бросался бежать назад к школе, не разбирая ни переходов, ни проходящих по улицам трамваев, троллейбусов и танков.

    Когда меня уличили в этом, то провожать и встречать перестали. Сашу никто в школу не отводил и не встречал. Если приходили за мной вовремя, то брали домой и Сашу. Если запаздывали, то он шел один.

    Никаких ярких впечатлений от первых классов школы у меня не осталось. За исключением, пожалуй, дружбы с Сашей. Школа была старая, еще дореволюционной постройки с печным отоплением и, слава богу, с раздельными кабинками в туалете.

    Матом тогда еще в младших классах не ругались и сильно не дрались. Поэтому и пребывание мое в школе тогда было, если не радостным, то хоть терпимым.

    Моего дедушку - отца матери - Александра Тарасовича Егорова, которого я называл "дедушка Шура" (между прочим, великорусского шовиниста, графа в прошлом), просто умилял контингент нашего класса. Вообще мой дедушка был большим специалистом в национальном вопросе. Он считал, например, что все грузины - "шарманщики и карманщики". Опыт жизни, видимо, научил его этому. Про армян он говорил, что "их сюда привезли в корзинах". Когда-то давно, рассказывал он, армян свозили из горных армянских селений на строительство Тбилиси как "гастарбайтеров".

    Причем привозили на лошадях в больших корзинах - лошади были этими корзинами навьючены. Почему-то это считалось обидным. А что, их должны были вывозить из нищих горных селений на золотых каретах? Евреев дедушка вообще всерьез не воспринимал. Даже самый богатый еврей был для него просто "бедный еврейчик". Видимо, это было ошибкой, и не только моего дедушки! Посмотрел бы он на наших "бедных еврейчиков" сейчас!

    Вторая жена дедушки Шуры была директором крупного военного предприятия, и жили они богато. Мы с мамой часто ходили к нему в гости - поесть вволю, да и поговорить, по-родственному, конечно. Дедушка любил беседовать со мной.

    - А, назови всех евреев в классе!

    - приказывал мне дедушка Шура.

    И я начинал перечислять:

    - Амосович, Винцкевич, Симхович, Лойцкер, Мовшович, Фишер, Пейсис... - и так фамилий десять-двенадцать.

    Дедушка кайфовал:

    - Мовшович, Фишер, - подумать только! Пейсис, какая прелесть, Пейсис - ведь нарочно не придумаешь!

    - А еще у нас есть свой Александр Македонский! - хвалился я.

    Дедушка ликовал:

    - А Наполеона Бонапарта своего у вас нет?

    Но этим я порадовать его не мог.

    - А, назови теперь всех армян в классе! - теперь приказывал он.

    - Авакян, Джангарян, Погосян, Минасян, Похсранян...

    - Хватит, хватит, - стонал дедушка, - Похсранян - это шедевр!

    "Пох" - это по-армянски - "деньги", а "сранян" - что это? Неужели "Похсранян" переводится как "Деньгокаков"? Ха, ха, ха, какая прелесть! - умилялся дедушка. - Послушай, Нурик, ну а русские в классе есть?

    - Есть, один только - Русанов Шурик - отличник!

    - Хорошо, есть хоть один, да еще отличник! А грузины есть? Ведь Тбилиси - Грузия все-таки!

    - Есть, двое - Гулиа и Гулиашвили!

    Дедушка хохотал до слез, - ничего себе ассортимент - Герц и Герцензон! Ха, ха, ха!

    Дело в том, что по иронии судьбы у нас в классе были именно две фамилии с одинаковыми грузинскими корнями - Гулиа (что по-грузински переводилось как "сердце".

    и Гулиашвили ("сын сердца".. Дедушка, как полиглот и настоящий аристократ, кроме русского говорил еще по-немецки и по-французски, а также знал местные языки - грузинский и армянский, он перевел эти фамилии на немецкий лад. Получилось очень складно, ну просто как название фирмы: "Герц и Герцензон". Я - это Герц (сердце), а Герцензон (сын сердца) - Гулиашвили.

    Но не во всех школах Тбилиси был такой контингент. В элитных районах (проспект Руставели, площадь Берия и т. д.) в классе могли быть одни грузинские фамилии.

    А наш район был армяно-еврейским, вот и фамилии соответствующие.

    Но затем, к сожалению, меня почему-то перевели в 14-ю школу, где доминировал армянский контингент, жидко разбавленный грузинским. Еврея не было ни одного. Вот в этой-то школе, начиная класса с пятого, и начались мои неприятности. Туалеты в этой школе были кавказские или азиатские, то есть без кабинок; ученики дрались и ругались скверными словами. Я оказался там "чужаком", и как когда-то в грузинском детском саду, сделался жертвой ксенофобии. Сашу тоже перевели в эту школу, но к сожалению, в параллельный класс.

    Да, к вопросу о ругательствах, актуальному в нашей школе. Я, уже в зрелые годы, сталкивался, кроме русского, с представителями других языков: английского, немецкого, грузинского, армянского и идиш.

    Так вот, на английском и немецком языках матерные ругательства безобидны. По-немецки даже мужской член звучит невинно: "шванц" - "хвост", "хвостик". Я позволю себе, если, конечно, об этом зайдет речь, именно так называть этот предмет в дальнейшем.

    По-русски же соответствующий термин восходит к словам "хвоя", "хвоинка" - как-то уж очень убого и малогабаритно! Правда, существует легенда о том, что когда император Александр Второй в детстве прочел на заборе слово из трех букв и спросил своего воспитателя поэта Василия Андреевича Жуковского, что это означает. Тот, нимало не смутившись, ответил:

    - Ваше величество, это повелительное наклонение от слова "ховать", то есть "прятать"!

    Конечно же, "неприличные" вещи нужно прятать - вот вам и другое толкование происхождения обсуждаемого термина.

    На идиш ругательства выглядят как-то комично, но может, я далеко не все знаю.

    Например, глупому человеку говорят: "У тебя "хвостик" поперек лба лежит или "Твой лоб и мой "хвостик" - два приятеля". Забавно и не очень обидно, не правда ли?

    Ругательства на грузинском языке, пожалуй, по хлесткости могут быть сравнимы с русскими, то есть обиднее, чем на вышеупомянутых языках. Но я не слышал более обидных и грязных ругательств, чем на армянском языке. Тут в одной фразе может быть и онанизм, и орально-генитально-анальный секс, и даже жир с заднего места матери обругиваемого персонажа. Ужас! После армянских ругательств, как сказал бы незабвенный актер Фрунзик Мкртычян, - "Даже кушать не хочется!"

    Разумеется, я не мог поддерживать разговоры моих армянских товарищей, выдержанных в подобных тонах; в школьные туалеты я ходить тоже не мог; не мог и адекватно отвечать на зуботычины и пощечины одноклассников.

    И постепенно начались мои, уже несколько забытые с детского сада, терзания. Меня называли бабой, гермафродитом, засранцем; плевали, пи 2 сали и даже онанировали мне в портфель, пока я выходил из класса на перемену; не опасаясь возмездия, отвешивали пощечины. Одним словом, "опускали" как могли. Когда кончались уроки, я стремглав убегал домой, так как брюки мои или были мокрыми, или готовы были стать таковыми. Азиатские туалеты, увы, мне были недоступны!

    Поскольку Саша учился в параллельном классе, мы с ним могли видеться только на переменах или уже во дворе дома.

    Я жаловался ему, как мог, на мои унижения в школе, а он в ответ рассказывал мне, как злобные иудеи издевались над Иисусом Христом, идущим на смерть, и даже уже над распятым на кресте. "Разве это можно сравнить с тем, как унижают тебя эти несчастные!" - резюмировал Саша.

    - Почему несчастные, это они издеваются надо мной, а несчастный - это тот, над которым издеваются! - не соглашался я.

    - А ты бы хотел оказаться на их месте? - тогда спрашивал меня Саша. - Уверен, что нет! Они примитивные, малограмотные, ничтожные! А ты - умный, благородный, великодушный! Вот они и завидуют тебе, потому и мучают!

    Мать Саши - Мария Тихоновна, была русской, очень набожной, постоянно читала Библию. От нее-то Саша и знал про Иисуса Христа и многое другое "по религиозной части". Она и крестила Сашу еще до прихода отца с фронта, зная, что он будет против.

    Сашин отец - Вениамин Яковлевич, был евреем, коммунистом и атеистом впридачу. Он пришел с войны в звании майора, весь израненный, обычно долго и мучительно кашлял. Иногда я заходил к ним в гости на "тот двор" и был знаком с родителями Саши.

    Я не мог не согласиться с доводами Саши про моих мучителей, только жалел, что я не в 13-й школе в одном классе с Сашей, как раньше. От евреев, в отличие от Христа, я таких издевательств, как от армян, не видел.

    А тут вдобавок со мной случилось то, что обычно и случается с мальчиком в отрочестве - я стал понемногу постигать половое влечение и любовь.

    Началось все с происшествия в ванной. Горячей воды у нас, разумеется, не было, да и холодная еле дотягивала до нашего третьего этажа. Но рано утром и поздно вечером она еще поступала. Для разогревания воды служил большой медный бак, который надо было топить дровами, углем, опилками, старыми книгами - чем придется.

    И вот однажды поздно вечером, почти ночью, я нагрел бак воды и решил искупаться. Распылителя на душе не было, и вода лилась сверху тоненькой струйкой. И струйка эта ненароком попала на место, которое я, как уже упоминал, буду называть "хвостиком". Эрекция не заставила себя ждать, я стоял под этой струйкой, чувствовал, что лучше отойти в сторону, но не мог. Древнейшее из ощущений, если можно это так назвать - либидо, - не позволяло мне этого сделать.

    Уж лучше бы горячая вода закончилась в баке и душ обдал бы меня отрезвляющим холодом. Но бак был полон, и оргазм стал неминуем. Вдруг все тело охватила сладкая истома, затем начались судорожные движения туловища, от которых я даже свалился в ванну. И последовало сильнейшее из тех сладостных ощущений, которые доступны только миру животных и людей.

    Я уже было решил, что умираю, только удивлялся, почему смерть так легка и сладостна. Заметил также, что это новое ощущение сопровождалось выделением какой-то прозрачной клейкой жидкости, похожей на яичный белок. Что это, откуда жидкость, где я нахожусь - в обшарпанной, загаженной ванной или в сказке?

    Немного отдохнув, я решил повторить опыт - страсть к исследованиям оказалась сильнее страха смерти.

    И опыт снова удался! Первое время я только и занимался тем, что повторял и повторял опыты, модифицируя их исполнение, и скоро дошел до общепринятого метода.

    Но тут меня взяло сомнение: все имеет свой конец, а вдруг запас этой жидкости тоже не безграничен в организме? Кончится жидкость, и в худшем случае - смерть, а в лучшем - прекращение этого восхитительного чувства. А без него жизнь уже казалась мне совсем ненужной!

    Надо сказать, что медицинские познания у меня в те годы (лет в девять-десять, точно не помню) были, мягко выражаясь, недостаточны.

    Я, например, полагал, что человек, как кувшин, наполнен кровью; проколешь кожу - вот кровь и выливается. Поэтому очень боялся переворачиваться вниз головой, чтобы кровь не вытекла из отверстий - рта, носа, ушей. И когда это все-таки иногда случалось, плотно закрывал рот и зажимал нос с ушами, чтобы не дать крови ходу.

    Интуитивно я пришел к выводу, что "жидкость удовольствия" берется из тех двух маленьких шарообразных емкостей, которые находятся у основания "хвостика". Исследователь по натуре, я измерил пипеткой количество выделявшейся за один раз жидкости и проверил, сколько таких доз поместится, например, в ореховой скорлупе, близкой по размерам к упомянутым емкостям. Результат заставил меня побледнеть - судя по количеству проведенных "опытов", жидкость должна была давно кончиться со всеми сопутствующими печальными последствиями.

    Но этого не происходило, я был в недоумении, но опытов не бросал. Дойти до мысли, что в организме что-то могло вырабатываться - кровь, слюна, моча, сперма, наконец - я пока из-за возраста или "упертости" не мог. Вот так под страхом смерти и продолжал сладостные опыты.

    Расспросы Саши по этому вопросу результата не дали. Более того, я, кажется, своими разговорами невольно способствовал приобщению Саши к известному пороку. Если, конечно, это можно считать пороком, с чем современные медики, в отличие от их коллег полувековой давности, в корне не согласны.

    Самоподготовка

    Лет в десять я понял, что установка, данная мне мамой (не справлять нужды при посторонних, не матюгаться и не драться), нежизненна.

    Но по привычке придерживался ее. Посоветоваться с умным мужчиной возможности не было, и я стал читать книги, чтобы в них найти ответы на интересующие меня вопросы. Но большинство из них читал первым Саша, а потом уж, по его совету, и я.

    Первыми книгами у меня были: "Про кошку Ниточку, собачку Петушка и девочку Машу" и "Удивительные путешествия Нильса с дикими гусями". Читал я не совсем обычно: прочитывая книгу по сорок и более раз, я выучивал ее наизусть. Эти две книги я мог цитировать наизусть, начиная с любой страницы. В 1949 году мне подарили отрывной календарь на 1950 год, и я его тоже выучил наизусть, причем почти не понимая содержания.

    Мои таланты показывали гостям; например, гость говорил: "15 ", а я наизусть, глядя в потолок, бубнил: "И. М. Сеченов (1829-1905). Великий русский физиолог..." и так до конца. Естественно, что такое "физиолог", я не понимал и другого подобного тоже.

    Мне подарили политическую карту мира, и я выучил по ней все столицы государств. Хуже всего то, что я и сейчас помню названия государств и столиц так, как они именовались в 1950 году, и никак не могу привыкнуть к новым.

    У нас дома в Тбилиси была достаточно богатая библиотека (большевики и коммунисты ее не разграбили - книги им были ни к чему), и мне попался на глаза золоченый трехтомник "Мужчина и женщина". Его я освоил достаточно основательно, особенно второй том, из которого мне особенно понравилась глава "Болезненные проявления полового влечения".

    И если меня в школе обижали, я в ответ на грязные ругательства и поступки произносил странные слова: "Ты - урнинг несчастный" (это если меня пытались "лапать"., или: "эксгибиционист вонючий!" (это если пытались помочиться в мой портфель). Естественно, считали меня "чокнутым", хотя я и был "круглым" отличником, что их еще больше раздражало.

    Забегая вперед, скажу, что, несмотря на "круглые" пятерки, медали я так и не получил: ни золотой, ни серебряной. Кому получать медали - давно уже было распределено классным руководителем и родительским советом. В то время был такой предмет "Конституция СССР", вот по нему-то мне и влепили тройку. И главное, кто влепил - пожилой уважаемый преподаватель истории Александр Ильич Шуандер (не путать со Швондером, именно Шуандер!), хотя обычно он вызывал меня к доске на уроках по истории Грузии, когда ему самому нечего было сказать (предмет этот ввели недавно, и Шуандер не успел его выучить сам).

    Я, гордый тем, что меня будет слушать весь класс вместо преподавателя, взахлеб рассказывал весь урок.

    Например, про царя "Деметре-самопожертвователя", который несколько лет затратил на поездку в Орду только для того, чтобы ему там отрубили голову, а Грузию - не трогали. Или про князя Дадиани, который, когда поймали его соучастников по заговору, раздели их и приковали к скале под палящим солнцем, пришел на место казни сам, разделся и лег рядом, хотя его никто не обвинял. В результате - отпустили всех!

    Но не вспомнил всего этого тов. Шуандер, когда я, уже в 11 классе, выучив Конституцию СССР наизусть (для меня это было тогда пустяком), пришел к нему пересдавать тройку.

    Коварный "наймит" школьного руководства и родительского совета спросил меня про право гражданина СССР на свободное перемещение по стране. Я и объяснил ему, что, согласно Конституции, гражданин СССР имеет право перемещаться по стране, выбирая себе место для жизни и работы по своему усмотрению.

    - Значит, любой колхозник из Марнеули (село близ Тбилиси) может приехать в Тбилиси или в Москву, жить там и получить работу?

    Я прекрасно понимал, что его никто не отпустит из колхоза и не пустит в Тбилиси, а тем более в Москву, но не знал, что и говорить - правду или "как надо".

    - Вот ты и не владеешь вопросом!

    Как и любой гражданин СССР, колхозник из Марнеули по нашей Конституции имеет право приехать жить и работать как в Тбилиси, так и в Москву! - дидактически заключил Шуандер, бесстыдно глядя на меня широко раскрытыми честными глазами. Хорошо еще, что двойку не поставил!

    Но нет худа без добра. Когда я, окончив школу, поступал в Грузинский политехнический институт, то попал, как это и было положено, на собеседование к проректору института, патриоту Грузии по фамилии Сехниашвили (в переводе на русский - "Тезкин".. Тот развернул мой аттестат зрелости, и широкая улыбка расплылась на его лице.

    - Что, ты в чем-то не согласен с Конституцией СССР?

    - ласково спросил он меня, - а то все пятерки, пятерки, и только по Конституции - тройка!

    В ответ я только потупился, глупо улыбаясь.

    - Ничего, - сказал проректор, - мы тебя здесь научим понимать и любить нашу Конституцию, - он сделал ударение на слове "нашу" и поставил галочку около моей фамилии в списке.

    Я сдал все пять вступительных экзаменов на высший балл. Я действительно хорошо готовился к экзаменам. И я поступил. А туда же без экзаменов пытались поступить золотые медалисты из моего же класса, во всем согласные с Конституцией СССР, но не прошли.

    Не выдержали собеседования с проректором. Вот она - относительность добра, зла и справедливости, работающая даже на Кавказе!

    Но до 11 класса еще надо было дожить, а пока я только переходил в 7 класс. Так вот, кроме упомянутого выше трехтомника "Мужчина и женщина", а также "Физиономики и хиромантии" Эжена Ледо, я читал Гете, Вольтера, Тургенева, Чехова, Гаршина, Леонида Андреева, Горького ("Детство", "Мои университеты"., а также Диккенса (мне так близок был его Дэвид Копперфильд!), "Дон-Кихота" Сервантеса (который так понравился мне, что я нашел и изучил подробную биографию самого Сервантеса - она очень необычна!), "Гаргантюа и Пантагрюэля" Рабле, Джорджа Филдинга, Жорж Санд, Эдгара, Конан Дойла, Киплинга, Фейхтвангера и многое другое, что посоветовал мне Саша.

    Более того, многие книги Саша приносил мне сам - мама его устроилась на работу в библиотеку и там брала на дом эти книги.

    Особое место занимали в моих книгах сказки - братьев Гримм, Гауфа, Перро, арабские сказки, в том числе "Тысяча и одна ночь", грузинские и абхазские сказки, сказки народов мира, "Мифы классической древности". Не говоря уже о русских народных сказках в каком-то удивительном издании, где была "непечатная" лексика. Вот эти-то книги, а не "Как закалялась сталь", определили мое мировоззрение, достаточно несовременное, но проверенное веками.

    Что касается физического самоусовершенствования, то я и о нем не забывал. Дома у нас были старинные весы, а к ним разновески - гири от пятидесяти грамм до одного пуда, целый набор.

    И я регулярно тренировался с ними по найденным мной старинным методикам. Кроме того, я раздобыл и повесил на веранде гимнастические кольца, а в дверной проем просовывал сменный турник. Подтягивался я раз по 50, даже на одной руке - по два раза; это уже к 13-14 годам. И вот такого-то "супермена" били и оскорбляли !

    Не забывал я и сексуальное совершенствование. Мне как-то попалась рукописная книга ("самиздат". - перевод якобы с индийского о развитии мужского "хвостика". Например, там было написано, как удлинить этот "хвостик" до любого, приемлемого для жизненных ситуаций размера.

    Сейчас в средствах массовой информации взахлеб рекламируют то же самое, оправдывая справедливый тезис: "Новое - это хорошо забытое старое".

    Нужно было взять бамбуковую палку соответствующей толщины и длины, расщепить ее вдоль на две половинки, надеть на "хвостик", предварительно растянув его, и скрепить в таком состоянии шнурком. Так нужно было держать, не снимая около месяца, потом, когда плоть вытягивалась, брать новую палку - подлиннее, и т. д. Написано было, что вытянуть "хвостик" можно раза в два и более. А потом, когда он отрастет до нужной длины, можно придать "хвостику" диаметр и силу. Для этого, оказывается, использовались камни различной тяжести (вот где пригодились разновески!), которые надо было привязывать к "хвостику" и усилием воли поднимать их.

    По мере развития силы и диаметра вес камня увеличивался.

    Удивительные люди - индусы! Культ секса у них такой, как у нас сейчас культ денег! Но деньги - это, в общем-то, бумажки, игра, а "хвостик" в полметра длиной и с шампанскую бутылку диаметром - это вещь! Но такие габариты показались мне излишними и неудобными для практической жизни, а вот рекомендованные максимальные в доверительной книге "Мужчина и женщина" (специально не называю их - прочтите и сами узнаете!) - подошли бы! Дефицитный бамбук, конечно, был заменен картонной трубкой, неудобные камни - разновесками, и индийская методика себя полностью оправдала!

    В довершении самоподготовки я достал брошюрку "Самоучитель по борьбе Самбо" и как следует проштудировал ее. Мне удалось выучить только самые примитивные приемы: мои любимые "удушающие" захваты, захваты рук с последующим их "выламыванием", а также подножки и удары ногами.

    Эти несколько приемов я выучил до автоматизма, тренируясь на деревянных палках, свернутых трубой матрацах, а чаще всего на Саше, который благодаря этому и сам начал приобщаться к силовому спорту.

    Я был готов к труду (в том числе и сексуальному!) и обороне (от злых одноклассников!). Для этой же цели я, вслушиваясь в разговоры людей, тех же одноклассников, запомнил и выписал самые неординарные ругательства, составив неожиданные комбинации из них как на русском, так и на армянском языках. Периодически повторяя их, я был готов "обложить" самой грязной бранью любого противника.

    Я начал ходить в зал штанги, и помогла мне в этом... соседка Рива. Наша Рива, по отчеству Ароновна, к тому времени преобразилась в солидную даму-билетера из филармонии и стала называть себя Риммой Арониевной, грузинкой по национальности.

    Благо, фамилии грузинских евреев отличит от подлинно грузинских только специалист. Она очень удачно вышла замуж за бывшего боксера Бреста Файвеля Баруховича, который стал Федором Борисовичем. Я в исповеди называл его дядя Федул: "Так более по-русски", - шутил он.

    Он был репрессирован за антисоветскую деятельность - поговаривал с друзьями, что неплохо было бы переехать в Израиль, который с подачи Сталина организовали в 1948 году. Друзья, конечно же, заложили Федула, и сидел он до 1953 года, когда по бериевской амнистии весной его отпустили. Квартиру в Москве, где он жил, дядя Федул потерял, ему предложили несколько городов на выбор, и он выбрал Тбилиси.

    Там еврейская община сразу же нашла ему невесту - нашу Риву, от которой давно ушел муж, забрав с собой и ребенка. Все произошло очень быстро, и у нас появился сосед - боксер.

    Мастер спорта, бывший чемпион СССР в легчайшем весе, ученик знаменитого Градополова, москвич дядя Федул был очень интеллигентным и грамотным человеком. Мы быстро подружились с ним, и он подучил меня кое-каким приемам из бокса. Дядя Федул стал воспитывать Риву, создавая из нее Римму, как Пигмалион, но получалось не сразу. Вот пример.

    Дядя Федул ездил иногда в Баку и покупал там по-дешевке у браконьеров икру. А в Тбилиси Рива ее понемногу продавала, в основном, соседям.

    Однажды она уронила на пол эмалированный таз, наполненный икрой, и острые, как стеклышки, осколки эмали прилипли к икре. И Рива не нашла ничего умнее, как перемешать икру, чтобы осколки не были видны, и так продавать эту смертельную смесь соседям.

    Но дядя Федул, узнав об этом, сразу же строжайше запретил производить какие бы то ни было торговые операции с икрой и решил осторожно и понемногу съесть ее, причем вместе со мной.

    - Нурик, иди икру кушать! - звал постоянно дядя Федул, и мы с ним садились на два табурета друг против друга, ставили между собой на третий табурет злополучный таз и чайными ложечками, медленно, тщательно обсасывая каждую икринку, поедали "смертельный" деликатес. При этом мы внимательно смотрели в глаза друг другу.

    - Попался мне осколок, попался!

    - радостно произносил время от времени кто-нибудь из нас, вынимая изо рта эмалевый "кинжальчик". Не помню уже, доели ли мы этот таз до конца или нет, но икру я окончательно возненавидел.

    Как-то раз весной 1954 года дядя Федул решил определить меня на спорт и повел на стадион "Динамо" (бывший им. Л.. Берия). Стадион был в двух кварталах от дома, и я с удовольствием пошел туда с бывшим чемпионом - это было для меня почетно.

    Заглянули мы в гимнастический зал - тренера не было, в зале борьбы - тоже, а в зале штанги тренер сидел на своем месте и, как оказалось, он был другом и "соотечественником" дяди Федула; звали его Иосиф Шивц.

    - Йоська, прошу тебя, сделай из этого стиляги штангиста! - сказал тренеру дядя Федул.

    Я, действительно, в последние годы стал "стилягой" - вызывающе одевался, носил волосы до плеч, а часы - на ноге, из-за чего возненавидели меня еще больше, если это можно вообще себе представить.

    Йоська подозрительно посмотрел на меня бычьим взглядом и велел подойти к штанге.

    Я, подражая тренирующимся спортсменам, поднял ее на грудь и медленно выжал над головой - сказалась моя самоподготовка. Тренер взвесил меня - с одеждой я "тянул" на 60 килограммов.

    - Свой вес выжал с первого раза, это редко бывает! - удивился тренер. - Можешь ходить в зал, только тряпки свои сними, - презрительно отозвался он о моих одеждах, - не раздражай ребят, а то побьют ведь!

    Итак, я буду ходить в зал штанги! Мы с дядей Федулом радостные возвращались домой, он - что пристроил меня, а я - что появился шанс стать полноценным человеком, спортсменом.

    Зайдя на веранду, мы застали бабушку и Риву за разговором, в котором услышали последние слова Ривы:

    - Да не еврей он, какой же может быть еврей - Федор, даже Федул, как его друзья зовут...

    Федор Борисович мигом сунул большие пальцы рук под мышки и, отплясывая "семь - сорок", дурным голосом запел частушку:

    - Полюбила я Федула, оказался он - жидула!

    Все расхохотались, а Рива стала шутливо бить мужа по спине, приговаривая:

    - Заходи, жидула, в комнату, а то люди услышат, какие ты глупости поешь!

    Еще и взаправду решат, что ты - еврей!

    За компанию я приобщил к штанге и Сашу. Плотный, моего роста парень показал неплохие результаты при "тестировании", и Йоська взял в зал и его. Мы стали ходить на тренировки вместе, благо зал был поблизости от дома.

    В мае 1954 года произошли два основополагающих события в моей жизни - начало занятий штангой и первая настоящая, но неудачная любовь. Эти два события совершенно по-новому повернули мою жизнь. Занятия штангой, общение со здоровыми телом и духом товарищами помогли мне почувствовать себя не только полноценным, но я бы сказал, сверхполноценным юношей.

    Казалось бы, начитанный и умный, отличник учебы, да еще спортсмен-силач с завидным телосложением - чем не предмет зависти для окружающих ребят!

    А первая любовь, которая оказалась неудачной - не только без взаимности, но и с презрением со стороны объекта любви, все поставила с ног на голову.
    Но прежде, чем говорить о такой важной вещи, как любовь, расскажу о некоторых наших с Сашей увлечениях, конечно же, более прозаических.

    Увлечения

    Началось все с пороха. Я прочел где-то, что древние китайцы смешивали вместе селитру, серу и уголь, получая при этом порох. И использовали его не в военном деле, а для ракет-шутих. (Выходит, китайцы и ракеты первыми изобрели, а мы все думаем, что придумал их в тюрьме наш террорист Кибальчич!)

    Мы загорелись идеей приготовить порох.

    Сера и уголь у меня были дома, а вот с селитрой начались трудности. Оказалось, что селитры бывают натриевые, калиевые, аммиачные и еще бог знает какие. Да и в каких пропорциях брать каждого компонента - неясно. Стали рыться в энциклопедиях и нашли-таки. По рецепту знаменитой немецкой лаборатории в Шпандау нужно смешивать 75 % калиевой селитры, 15 % серы и 10 % угля.

    Начались поиски селитры, которую мы неожиданно нашли в магазине для удобрений. Оказывается, калиевая, как и другие, поименованные выше, селитры - прекрасные удобрения! Купили, смешали, со страхом пытаемся поджечь - не горит. Еле подожгли - нет, это не порох! Опять - по энциклопедиям. Оказывается "порох" - от слова "порошок", молоть надо мелко, как пудру, тогда и гореть будет хорошо.

    Сказано - сделано.

    Купили фарфоровую химическую ступку и стали перетирать в ней компоненты. И когда смесь стала как пыль или пудра (а по-английски "порох" - и есть пудра!), она от приближения спички вспыхнула во мгновение ока, обдав нас облачком дыма. Поэтому и порох этот называется "дымным".

    За порохом пошли ракеты - и шутихи размером с сигарету, и побольше. Мы запускали их с моего железного балкона, и они, шипя, взмывали в небо, не возвращаясь обратно. Ракеты тоже надо уметь делать: обязательно отверстие по центру, чтобы объем газов все увеличивался, гильзу ракеты надо привязывать к длинной палочке - стабилизатору, чтобы ракета шла вверх, а не кувыркалась.

    До всего этого мы дошли сами, убегая от кувыркающихся и постоянно догоняющих нас ракет.

    И, наконец, мне в руки попала толстая книга Будникова "Взрывчатые вещества и пороха 2". Вот тут и Рива, и все соседи по дому стали вздрагивать от неожиданных взрывов. Сейчас бы меня немедленно арестовали, как террориста, а тогда я подрывал изготовленные мной дымовые шашки даже в кинотеатрах. А Саша кричал: "Пожар!" Давку себе представляете? И все с рук сходило!

    Мы изготовляли гремучую ртуть, аммонал (столь любимый нашими террористами!), все виды цветных огней и дымов для фейерверков, составы для ослепления ярким светом с магнием (световые бомбы) и даже взрывающиеся от воды составы - мое изобретение.

    Но особенно любимы были два состава - йодистый азот и смесь фосфора с бертолетовой солью.

    Если слить крепкий нашатырный спирт с настойкой йода, то получится черная, как тушь, жидкость.

    Если дать ей отстояться, а осадок высушить, то выйдет настолько чувствительная взрывчатка, что срабатывает она даже от прикосновения. Мы любили приносить в школу еще сырой йодистый азот (чтобы в кармане не взорвался) и размазывать его по полу возле учительского стола. Чтобы под ногами учителей взрывался. Особенно классно получалось с историком Шуандером: он был хромой и одну ногу волочил. Так вот, когда он здоровой ногой наступал, получалось: "Бах!", а когда больную волочил: "Трах-тах-тах-тах!". Умора!

    Смесь красного фосфора с бертолетовой солью мы тоже готовили в сыром виде. Это было наше "ноу-хау".

    Все наши подражатели, которые пытались смешивать компоненты в сухом виде, подрывались тут же и получали ожоги. А если смешать в сыром виде, а потом высушивать, получался шедевр. Смесь, взятая в щепотку, взрывалась, если потереть пальцами. Сильный хлопок и густой дым от этого взрыва, к удивлению, не повреждали пальцев.

    Я пользовался этим составом против своих соперников по штанге на тренировках. "Случайно" размазывал еще сырую смесь на помосте перед подходом соперника. Смесь, особенно замоченная на спирту, высыхала, пока соперник готовился: затягивал пояс, разминал мышцы, натирался тальком и т.

    д. Рывок, разножка, взрыв, дым - штанга летит вниз, а соперник со страху - в раздевалку! Конечно, все рано или поздно раскрывалось, меня били, но потом выпрашивали-таки по кусочку взрывчатки для личного пользования.

    Саша же в основном размазывал йодистый азот у дверей своих соседей по бараку на "том дворе". Соседи своими постоянными пьянками досаждали Саше и его родителям. После очередного взрыва они на некоторое время трезвели, ненадолго.

    Ну а под конец своей химической карьеры мы всерьез занялись ядами и "запретными" препаратами. Все началось с опия. Удивительно, но в годы моего детства и юношества опий почти свободно продавался в аптеках. Дешевые "таблетки от кашля" состояли из порошков опия и соды.

    Только ленивый (какими мы не были!) мог не растворить эти таблетки в воде и не выцедить на промокашку черный порошок опия. И вот зевающий аптекарь спокойно продавал школьникам 100 (!) пачек "таблеток от кашля" с опием, а те (то есть мы) приготовляли из них наперстка два порошка опия. Растворяли этот порошок в одеколоне или другом спирту и пропитывали этим раствором табак в папиросах.

    После просушки мы курили такие папиросы и даже угощали других. Ловили кайф, как сейчас говорят. Я, например, мог представить себе любую девушку, которая приходила ко мне в комнату и раздевалась...

    Получалось очень натурально! Но почему-то к опию ни я, ни Саша не привыкли, даже остался целый спичечный коробок этого порошка, куда он потом делся - не помню. Просто диву даешься: почти даром продавали в аптеках опий - и ни одного наркомана я лично не видел. Да и сами не стали таковыми.

    А под конец мы занялись ядами. Синильную кислоту и цианистый калий мы легко приготовляли из фотохимикатов - красной и желтой "кровяной" соли. Не буду рассказывать как: яды эти очень сильные и вряд ли стоит их готовить. А потом стали изучать алкалоиды и набрели на описание яда шпанских мушек. Эти симпатичные зеленые жучки обитают весной на сирени и других пахучих растениях. Жучки эти семейства нарывников, есть и множество других подвидов - красные в полоску, например, очень распространены на юге.

    Если их, уморив эфиром, высушить и растереть в порошок, а порошок этот растворить в спирту, то получалось "приворотное зелье" - кантаридин. Это зелье использовали в старину для "приворота" девушек: до пяти капель в вино и, считай, девушка твоя, ей очень трудно будет удержаться от возникающего при этом либидо. Но беда в том, что свыше пяти капель этого зелья - смертельный яд, если иметь в виду десятипроцентный раствор порошка в спирту. Такой в медицине называется "тинктура кантаридис ординариум". Забегая вперед, могу сказать, что отравляющие свойства этой тинктуры я успел-таки проверить на себе.

    Мы собирали этих жучков на горе св.

    Давида в Тбилиси, морили эфиром, сушили, растирали в порошок, растворяли в спирту. Пробу производили на девушках из наших классов, угощая их конфетами с кантаридином. Спустя урок они обычно покидали школу, ссылаясь на недомогание. Судя по слухам, они рассказывали подругам о необыкновенном сексуальном желании, почему-то возникшем в классе. С конфетами они это желание не связывали.

    Моей сверхзадачей было, используя эту настойку шпанских мушек, соблазнить девушку, и не любую, а конкретную, подступиться к которой иными способами не получалось.

    Вот этой конкретной девушкой, вернее девочкой, стала моя соседка Фаина. Ее родители - отец Эмиль (Миля) и мать Зина - с дочкой и малолетним сыном поселились в нашем доме этажом ниже нашего, и их комната была точно под моей.

    В 1954 году весной Фаина, тогда 12-летняя девочка, нанесла свой первый визит к нам в квартиру.

    Звонок, я открываю дверь и вижу на пороге ангелочка - толстая золотая коса с бантом, голубые глаза, брови вразлет, пухлые розовые губки, слегка смуглая персиковая кожа.

    - Я знакомлюсь со всеми соседями! - объявила девочка-ангелочек. - Меня зовут Фаина, мы недавно поселились у вас в доме, - девочка, не ожидая приглашения, вошла на веранду.

    Я стоял, как истукан у дверей, не в силах пошевелиться - настолько поразил меня облик этой девочки. Она как будто вошла не в двери, а прямо в мой организм, захватив его сразу как сонм болезнетворных микробов.

    Вот, оказывается, что называется "любовью с первого взгляда"! Болезнетворные микробы поразили в первую очередь мои ноги - я лишился возможности свободно передвигаться. Ноги не сгибались в коленях, одеревенели, и я отошел от двери, как на ходулях.

    К лету я уже был безнадежно влюблен в Фаину. Я видел ее в фантастических снах и нередко вечерами плакал в подушку, вспоминая ее. Рано плакал, слабак! До настоящих слез было еще далеко.

    Летом я поехал с мамой в Сухуми. Уже начав заниматься штангой, я нашел себе в доме деда (Дмитрия Гулиа, народного поэта Абхазии) настоящую верную подругу - старинную двухпудовую гирю. Все дни напролет я занимался с ней, научился не только "выбрасывать" ее на вытянутую руку, но и выжимать, и даже жонглировать ею.

    Моей первой мечтой было победить дядю Минаса, отца Ваника.

    Надо сказать, что дядя Минас был большим "трепачом". Достаточно сильный, хотя и худой мужчина лет тридцати пяти, он был ненавидим всеми соседями. Ведь он не только гулял от своей красивой и безропотной жены Мануш, родившей ему Ваника, но пил, и даже бил жену, которая не издавала ни стона при этом. Но все равно все знали о побоях. Более того, поговаривали, что у Минаса была еще и вторая жена где-то в Армении, что было совершенно недопустимо с точки зрения морали соседей, а особенно соседок.

    И совершенно возмущало всех без исключения соседей то, что не брезговал Минас и мужиками, в основном, молодыми пьяницами. За бутылку чачи они разрешали Минасу все, что тот ни пожелает. Порок этот, достаточно распространенный на Кавказе, все равно бесил наших соседей, особенно считавших себя интеллигентными, и они даже придумали Минасу обидную кличку: "Минас-пидарас".

    Любимым шоу дяди Минаса было поднимание двухпудовой гири (которую, кстати, он мог только "выбрасывать", но не выжимать!) на потеху всем высыпавшим на веранды соседям. Шоу обычно начиналось так:

    - А не попробовать ли нам размять косточки! - риторически и громко говорил сам себе Минас, вылезая из-под "Мерседеса".

    - А то еще, чего доброго, станешь послабее Мукуча! Мукуч-джан, хватит тебе туфли чинить, все равно денег твоей Айкануш не хватит, выходи, поднимем по-мужски гирю! - обращался он к своему брату, хилому сапожнику Мукучу.

    Мукуч что-то верещал в ответ, но выходил. В круг собиралось несколько мужчин с "того двора" - Мишка-музыкант, старый армянин Арам, Витька-алкоголик, безногий Коля - тоже сапожник. Собирались в круг и мальчишки: конечно, Ваник, Гурам, Вова-Пушкин (прозванный так из-за сходства с поэтом), Саша и другие ребята. Ваник, тужась, подтаскивал из гаража двухпудовую гирю, и шоу продолжалось.

    - А, Мукуч-джан, покажи нам, как надо правильно поднимать гирю! Айкануш, прикажи своему мужу поднять гирю, что он не мужик, что ли?

    Та визгливо отвечала, чтобы Минас отстал от нее и ее мужа, а дядя Минас заключал:

    - Не мужик, значит!

    А кто же тогда детей тебе заделал, Айкануш-джан?

    - Может, кто-нибудь из вас хочет поднять? - Минас обводил глазами мужиков вокруг. -, Коле не предлагаю - у него ног нет, но остальные-то с ногами, руками, даже еще кое с чем! Выходите, мужики!

    Но никто не выходил. Тогда дядя Минас с нарочитым трудом выбрасывал несколько раз гирю правой, потом левой рукой, отдыхал и повторял упражнение снова. Когда надоедало, приказывал Ванику затаскивать гирю в гараж, приговаривая:

    - Да, надо тренироваться, а то скоро стану таким же дряхлым, как мой дорогой Мукуч!

    Шоу заканчивалось, все расходились. Я наблюдал это шоу обычно со своего железного балкона и лелеял жгучую мечту: посрамить дядю Минаса на глазах всего двора.

    За лето я порядочно "подкачался" и даже выпросил гирю себе в подарок.

    Бабушка сперва заартачилась, дескать, гиря самим нужна, взвешивать что-то. Моя тетя Татуся убеждала ее отдать мне эту никому не нужную "железку", но бабушка стояла на своем. Тогда я нашел блестящее решение этого, а заодно и другого, не менее важного вопроса.

    Вокруг дедушкиного двухэтажного дома вилась огромная виноградная лоза, доходящая до второго этажа и даже до крыши. Лоза исправно плодоносила и давала литров сто вина. Чтобы ветви винограда не падали, вся лоза была крепко привязана к деревянной веранде дома одним куском толстого шнура, в котором я, как знаток взрывчатки, узнал бикфордов шнур. Бикфордов шнур - это полый водоупорный шнур, полость которого заполнена дымным порохом.

    Один сантиметр длины шнура горит ровно секунду.

    Одним концом бикфордов шнур засовывают в гильзу капсюля-детонатора, отрезают нужную длину шнура, вставляют капсюль во взрывчатку - пакет, мину, шашку и т. д. Когда придет время подрывать заряд, поджигают конец бикфордова шнура, который, кстати, может гореть даже в воде, рассчитав время до взрыва (по длине шнура), удаляются. Дойдя до капсюля, где находится особая инициирующая взрывчатка, например, гремучая ртуть, пламя поджигает его. Она от пламени не горит, а детонирует - очень быстро взрывается, и детонация эта подрывает заряд взрывчатого вещества.

    А иначе ни аммонал, ни тол, ни другую взрывчатку взорвать невозможно - ни пламя, ни удар, ни даже выстрел ее не возьмут. Толом из снарядов даже печки топят, как углем, без опасения, что он взорвется.

    Не могу понять только, для какой цели виноградник был подвязан бикфордовым шнуром. Скорее всего, никто не знал, что это за шнур, приняли его за крепкую веревку. За обедом, когда за столом сидела вся семья, я многозначительно спросил бабушку, знает ли она, чем привязан виноградник к дому. Все были в полной уверенности, что веревкой.

    - Тогда посмотрите, чем у вас обмотан весь дом, - сказал я, тут же отрезал ножом от конца шнура кусок и на виду у всех поджег его спичкой.

    Шнур зашипел как змея, из конца его вырвалось пламя и дым; так продолжалось до тех пор, пока пламя не вырвалось из другого конца, и шнур погас. Впечатление было потрясающее. Бабушка схватилась за голову:

    - Выходит, от любой спички или папиросы у нас может быть пожар? - спросила она.

    - Да, - серьезно ответил я, - и попытайтесь вспомнить, кто и когда обвязывал виноградник этим шнуром. Вероятнее всего, это сделал враг народа, который таким образом хотел уничтожить гордость Абхазии! - и я кивнул в сторону ничего не подозревающего дедушки, который плохо видел и слышал, и даже не заметил страшного опыта со шнуром.

    - Что же теперь делать? - испуганно спросила у меня бабушка.

    - Думаю, - важно продолжал я, - что никому об этом нельзя говорить ни слова.

    Еще дойдет до НКВД, спросят - откуда бикфордов шнур, кто обвязывал - не отстанут, пока кого-нибудь не арестуют. Лучше всего я вечером, когда никто не видит, сниму его и заменю обычной бельевой веревкой. А шнур тихо унесу, привяжу к нему камень и утоплю в море: брошу с пристани - и поминай, как звали!

    Мысль моя всем понравилась, и план был исполнен. Только шнур оказался не в море, а в моем чемодане.

    В благодарность за спасение дома и гордости Абхазии бабушка назвала меня умницей и согласилась подарить мне гирю, тем более что я туманно намекнул и на то, что враги народа часто маскируют мины под гири.

    Уезжая домой, я с удовольствием нес в правой руке дареную гирю, а в левой - чемодан с бикфордовым шнуром.

    Это были настоящие царские подарки для меня!

    Поднимать гирю научился не только я, но и Саша, которого я приглашал на наши секретные домашние тренировки. Теперь надо было дождаться того момента, когда сам дядя Минас начнет свое шоу с гирей. По вечерам я постоянно выходил на железный балкон и смотрел вниз на "Мерседес", из-под которого были видны только ноги дяди Минаса. И вот - долгожданное:

    - Мукуч-джан, хватит тебе туфли чинить, всех денег не заработаешь!

    Я стремглав кинулся вниз по лестнице, забежав на "тот двор", вызвал Сашу, и через пару минут мы были в кругу уже знакомых нам персонажей. Мой визит не остался незамеченным.

    Мне показалось, что дядя Минас был даже польщен тем, что зрителей у него прибавилось и что я стану еще одним свидетелем его триумфа.

    - Нурик-джан, я рад тебя видеть во дворе, совсем ты нас с Ваником забыл. Загордился! Наверное, потому, что на великого писателя стал похож!

    Видя мое недоумение, Минас пояснил:

    - На Гоголя Николая Васильевича - такие же длинные волосы, а особенно - нос! Что-то, Нурик-джан, нос у тебя в последнее время вытянулся!

    "Ты даже не представляешь себе, Минас-джан, как у тебя самого этот нос скоро вытянется!" - так и хотелось сказать мне, но я смолчал.

    И вот после обычной преамбулы дядя Минас выбросил гирю правой, потом левой рукой и присел на табурет отдохнуть.

    Настало мое время.

    - Сдается мне, дядя Минас, что гиря-то у вас легкая какая-то!

    Может, она пустая внутри или "люменевая"? (Я намеренно употребил его манеру говорить, чтобы поиздеваться над ним).

    - Что ж, Нурик-джан, подойди, попробуй поднять эту люменевую гирю! Только, Ваник-джан, принеси из дома горшок, боюсь, что он может кому-то понадобиться! - все осклабились на грубую шутку Минаса.

    Я подошел к гире и несколько раз легко выбросил ее и правой, и левой рукой. Затем, так же легко, выжал гирю обеими руками по очереди. Была немая сцена, как в "Ревизоре" моего "двойника" Гоголя.

    - Да, дядя Минас, морочили вы голову людям пустой гирей, - начал я издеваться над бедным Минасом, - такой только жонглировать надо! - и я несколько раз подкинул гирю вверх, вращая ее и подхватывая то правой, то левой рукой.

    Минас стоял растерянный, не понимая, как и поступить.

    Но тут послышался скрипучий голос Мукуча:

    - Минас-джан, что же ты нас так бессовестно обманывал, выходит - гиря-то пустая, ее ногой футболить можно, как мяч.

    - Да, - подхватил Мишка-музыкант, - я такую надувную гирю в детстве в цирке видел. Силач с трудом ее поднимал, а "рыжий-помогай" ногой зафутболил ее прямо в верхние ряды!

    Народ заржал, веранды ликовали.

    - Минас-джан, Ваник горшок принес, кому его подавать? - не унимался Мукуч.

    Народ заржал с новой силой, особенно заливался смехом Саша.

    - А ты, пидор Македонский, чего лыбишься, как трамвай на повороте? - взбесился Минас, - попробуй сам, если хочешь, - вот тебе горшок и понадобится!

    Саша подошел к гире и весело поднял ее несколько раз:

    - Пустая гиря, дядя Минас - люди правду говорят!

    Мукуч поднял горшок и понес его к Минасу.

    Глаза Минаса горели недобрым огнем.

    Брат, армянин - и позорит его, Минаса, перед всем двором! Он сделал выпад в сторону Мукуча и с силой залепил ему затрещину. Горшок выпал из его рук и разбился. Мукуч в страхе побежал домой под защиту своей жены.

    - А, расходитесь, бездельники, мне работать надо! Ваник, убери эту железку подальше! - и дядя Минас спешно залез под свою машину. В мою сторону он даже не посмотрел.

    С тех пор я заделался "хозяином" двора. Мне подавали табурет, когда я спускался во двор. Вокруг меня собирался народ, когда я сбрасывал свою гирю с железного балкона, чтобы позаниматься ею. Гиря хлопалась о землю с такой силой, что люди вздрагивали.

    - Да, видно, что эта гиря настоящая, чугунная!

    Не пустая, как некоторые! - тихо комментировал Мукуч, с опаской поглядывая в сторону ног Минаса, торчащих из-под "Мерседеса".

    Ваник демонстративно поворачивался к нам спиной или уходил домой. Минас вообще перестал нас замечать - что меня, что Сашу.

    Но сочетание "пидор Македонский" так понравилось соседям, что они стали использовать его в качестве презрительного прозвища для стиляг, бездельников, взаправдашних гомосексуалистов и любого рода других недругов. А вскоре весь Тбилиси подхватил это словосочетание. Если у вас есть среди знакомых старый тбилисец - спросите у него и он подтвердит это.

    Скоро я приволок во двор и штангу. Йоська Шивц, пересматривая спортивное хозяйство зала, нашел в "коптерке" старую ржавую штангу с побитыми чугунными блинами, которую хотел было выбросить.

    Я упросил подарить ее мне. Привел в помощь Сашу и дворовых мальчишек (зал, как я уже говорил, был вблизи дома), подсунули гриф и блины под ворота стадиона, на улице собрали штангу снова, надели замки. Затем, ухватившись за гриф все вместе, покатили ее по дороге с криком: "Хабарда!" ("Поберегись, разойдись, дай дорогу!" на каком-то из кавказских языков - термин, понятный каждому на Кавказе). Штанга грохотала, как тяжелый каток, вызывая страх и уважение разбегающихся в сторону прохожих.

    Во дворе был пустующий закуток, где раньше дворник Михо 2 хранил свой инструмент. Теперь, когда двор зарос бурьяном, подметать его стало необязательно, и закуток пустовал. Дверь была крепкая, окованная железом.

    Я подобрал большой амбарный замок, запер штангу в закутке, громко сказав при всех:

    - Увижу, кто балует с замком, прибью!

    Так я устроил во дворе филиал зала штанги. Моими постоянными зрителями были дворовые мальчишки, восхищенно наблюдавшие за упражнениями с тяжелой штангой. Особенно преданным зрителем был мальчик лет двенадцати - Владик, житель "того двора".

    Он жил в каморке вдвоем с мамой - молодой красивой женщиной Любой, вслед которой обычно смотрели все наши мужчины, пока она, покачивая бедрами, проходила через двор.

    Владик для своих лет был достаточно крупным мальчиком, с красивой фигурой и смазливым лицом. Белокурые, почти белые волосы, голубые глаза, пухлые губы, нежная, слегка обветренная кожа. Мальчик стал буквально моей тенью, он провожал меня на стадион, сидел во время тренировки на полу в углу зала, наблюдая за спортсменами. Затем шел за мной домой и оставался во дворе до вечера. У себя в коморке он почти не сидел, все свободное время играл во дворе.

    Надо сказать, что и Фаина, которая была чуть постарше Владика, тоже почти весь день пропадала во дворе, дружила с дворовыми мальчишками. Остальные девочки, живущие в нашем доме, появлялись во дворе редко.

    Я, как и весной, продолжал помогать ей с уроками, но отношение ее ко мне становилось все безразличнее.

    Сервис поможет сравнить цены и выбрать более дешевые предложения

    Не помогало ни мое "итетное" положение во дворе, ни всеобщее восхищение дворовых детей моей силой. Я стал подозревать, что она увлеклась одним из мальчиков, живущих на первом этаже дома, - Томасом.

    Она постоянно следила за ним, и стоило ему появиться во дворе, как Фаина начинала громко смеяться и вертеться вокруг него. Томас был ровесником Владика и, стало быть, моложе Фаины. Худенький, чернявый мальчик небольшого роста, разговаривающий в основном по-грузински. Чем он привлек внимание красавицы Фаины?

    Я любил Фаину все сильнее, и ее безразличие просто убивало меня.

    Целые дни я думал о ней и о том, как привлечь к себе ее внимание. Бабушка видела мои страдания, но не знала, как помочь мне. Мама же считала все мои увлечения "блажью" - и штангой, и Фаиной; она как-то не воспринимала меня самого и мою жизнь всерьез и мало интересовалась моими делами.

    СоседиСведения о нашем доме и дворе были бы далеко не полными, если не сказать о соседях., не обо всех, конечно, а о наиболее заметных личностях. Не зная наших соседей, трудно составить представление о нас с Сашей - недаром на Кавказе говорят: "Скажи мне, кто твой сосед - и я скажу, кто ты сам!" Клянусь, я лично слышал эту мудрость где-то на Кавказе, уже не помню, где именно!

    О Риве я не буду говорить - она стала уже не соседкой, а как бы членом семьи. Коммуналка иногда роднит людей.

    Но что можно интересного сказать, например, о двух пожилых сестрах-учительницах, живших на втором этаже в одной комнате, честно и добросовестно работавших всю жизнь, так и не вышедших замуж? Да ничего, скукотища одна! Или о дочери священника с первого этажа, которая была соблазнена провинциальным фатом, родила сына Гурама и воспитывала его, работая на заводе. Так дожила до старости, умерла, и не было ее ни видно и ни слышно. Нет, нет и еще раз нет, грустно и скучно вспоминать об этом! Давайте, лучше поговорим о веселом.

    Я опишу один день из жизни нашего дома, и таких дней в году было если не все 365, то, по крайней мере, не менее трехсот.

    Немного о доме.

    Наш дом был построен богатым евреем Раминдиком (это его фамилия!) в 1905 году. Дом имел форму подковообразного магнита в плане. В дуге магнита - проход и ворота. Вся внутренняя поверхность магнита в остекленных верандах. Потолки - около 4-х метров, первый этаж - высокий. Третий этаж - на высоте современного пятого.

    Большевики (или коммунисты?) отобрали дом у Раминдика, оставив его дочери - Севе Григорьевне, комнату на втором этаже. Это была безумно разговорчивая еврейка, когда я был ребенком - ей было уже лет шестьдесят. Беда, если Сева Григорьевна поймает вас во дворе или при выходе из дома - тогда она немедленно схватит вас за пуговицу и начинает рассказывать в таком роде:

    - Вот наш Лева, он же гений, весь Челябинск (а он живет в Челябинске) говорит об этом, нет, вы просто не знаете нашего Леву, вы бы не то сказали...

    - и пуговица отвинчивается от вашего пальто, пиджака или рубашки.

    - Сева Григорьевна, вы оторвете мне пуговицу!

    - Дело в не этом! - перебивает дочь Раминдика, - если бы вы знали нашего Башкирова, вы бы не то сказали (известный музыкант Башкиров действительно приходился дальним родственником Раминдикам) - весь мир знает нашего Башкирова, он же гений, гений!

    - Сева Григорьевна, я опаздываю на работу!

    - Дело не в этом! - отмахивается она и продолжает говорить.

    Наконец наш домоуправ Тамара Ивановна, которая всегда была на своем посту - на балкончике в самом центре дома-магнита, - кричит зычным голосом:

    - Сева, оставь человека в покое, вот идет Роза Моисеевна, лови ее, она с тобой поговорит!

    И Сева Григорьевна, выставив руку-ухват для очередной пуговицы, бежит ловить Розу Моисеевну.

    С Севой Григорьевной связан еще один эпизод, ставший "притчей во языцех" для соседей.

    У нее хранились облигации займа "восстановления и развития", на которые советская власть обязала подписаться ее сына - коммуниста. На предприятиях существовали своего рода коммунисты-провокаторы, которые, выступая на партсобраниях, обязывались подписаться - кто на годовой, а кто и на больший заработок. Их "почин" тут же распространяли на весь коллектив, а самого провокатора тайно освобождали от подписки.

    Так вот, сын Севы Григорьевны Фима уехал жить и работать в Баку, а бесполезные облигации оставил на хранение маме. Но дочь Раминдика, видимо, по старинке, верила, что советские ценные бумаги дадут-таки доход, и бережно хранила их, оберегая прежде всего от соседей по коммуналке.

    Так как она часто меняла места хранения (то зашивала в матрас, то засовывала под комод и т.

    д.), то однажды сама позабыла, куда же запрятала советские "ценные" бумаги. Сева Григорьевна, конечно же, решила, что их украли соседи, и подняла страшный крик на весь дом. В поисках облигаций участвовали все "итетные" соседи, включая, конечно же, и Тамару Ивановну. Наконец, "ценные" бумаги нашли где-то в двойном дне платяного шкафа, а Сева Григорьевна тут же побежала на почту и дала сыну телеграмму в Баку: "Что пропало то нашлось не беспокойся тчк мама".

    На что сын, не ведая ни о чем, шлет телеграмму Севе Григорьевне в Тбилиси: "Мама телеграфируй здоровье тчк Фима"

    Конечно же, все стало известно соседям и те, желая поддеть Севу Григорьевну, постоянно спрашивали у нее:

    -, "что пропало, то нашлось", Сева Григорьевна?

    - Дело не в этом!

    - следовал универсальный ответ.

    Живя над самым проходом-проездом в дом, Тамара Ивановна контролировала весь дом и двор. Бабушка прозвала ее "вахтером".

    - Вы к кому идете? - спрашивала она проходящего незнакомца.

    - К Розе Моисеевне! - например, отвечал он.

    - Розы Моисеевны нет дома, вот с ней беседует Сева Григорьевна, идите лучше освободите ее.

    Часов в десять утра соседи выходят на веранды, раскрывают окна и, опершись на подоконник, высовываются наружу. Идет активный обмен новостями.

    - Я сон собака видел, - рассказывает свой сон попадья с первого этажа Мариам-бебия (бабушка Мариам) соседке напротив Пепеле (Пепела - имя, но в переводе с грузинского означает "бабочка".. Мариам-бебия плохо говорит по-русски, путает род, падеж, число, склонение, спряжение, но продолжает, - так бил ее, так бил, что убил совсем!

    Поясню, что это означает: "Я во сне собаку видела, так била ее, что убила совсем".

    Смачно зевнув, Мариам-бебия отправляется досматривать свой сон, а Пепела уже возмущенно рассказывает соседям с третьего этажа напротив:

    - Вы представляете, госпожа Елизавета, наш Ясон так сильно избил собаку, что животное погибло!

    Елизавета Ростомовна Амашукели (Амашукели - княжеская фамилия; сама Елизавета, или "тетя Лиза" - подруга моей бабушки и главная соперница ее по победам над кавалерами в светских салонах дореволюционного Тбилиси) с французским прононсом сообщает всему дому:

    - Наш Ясонка совсем сошел с ума!

    Нет, подумать только, поймал бедную собаку и забил ее насмерть! Возмутительно!

    Ясон, старый высокий железнодорожник, болевший болезнью Паркинсона, не успел пройти через пост "вахтера", как был ею допрошен:

    - Ясон, ты что, на старости лет с ума свихнулся, за что ты собаку убил?

    Идет длительное выяснение вопроса, старый и добрейший Ясон плачет, у него трясутся руки, он и мухи-то за свою жизнь не обидел, а тут - на тебе - убил собаку!

    Будят Мариам-бебию, и та с трудом вспоминает, что видела во сне собаку... и так далее. Все выясняется, Ясон, плача, уходит домой. Мариам-бебия, так и не поняв сути дела, отправляется смотреть сны дальше, а тетя Лиза - культурно, как подобает княгине - критикует Пепелу за дезинформацию, что спутала "я сон" с именем Ясон.

    Наступает жаркий день.

    Дети-дошкольники вот уже часа три носятся во дворе. Их начинают звать домой полдничать:

    - Гия, иди какао пить! - зовут воспитанного мальчика Гию его культурные родители-грузины со второго этажа.

    - Мера-бик! - с французским проносом зовет тетя Лиза своего внука Мерабика, - хватит бегать, иди попей молока и отдохни!

    Рива, уже благополучная замужняя женщина "Римма Арониевна", зовет свою племянницу Ларочку:

    - Ларочка, иди кушать: у нас сегодня - икра, балык, какао...

    Рива не успевает закончить, как ее перебивает громовым голосом Гурам с первого этажа:

    - Ты еще весь меню расскажи, чтобы у других слюнки текли!

    Возбужденный этими призывами неработающий пьяница дядя Месроп (это армянское имя такое) зовет своего немытого сынишку Сурика (это не краска, а тоже такое армянское имя, полностью - Сурен):

    - Сурык, иды кофэ пыт!

    Бедный Сурик, не видавший за свою жизнь даже приличного чая, изумленный тем, что ему предлагают какой-то неведомый кофе, тут же подбегает к дверям халупы дяди Месропа во дворе.

    Но тот вручает Сурику грязный бидон из-под керосина и сурово приказывает:

    - Иды, керосын принесы!

    И несчастный Сурик, так и не узнавший вкуса кофе, плетется за угол в керосиновую лавку...

    Наступает вечер. Самый ранний вечер - пять часов. Четыре часа - это еще день, а пять - уже вечер. Возвращаются мужья с работы. Еврей Эмиль и армянин Арам живут на втором этаже, под нами, и работают в кроватной артели вместе. Вместе и пьют чачу после работы.

    "Ах вы, пьяницы!" - сперва слышен зычный голос "вахтера", а затем уже появляются фигуры Эмиля и Арама, поддерживающие друг друга. С трудом они взбираются по лестнице, и - чу!

    - слышен звук удара по чему-то мягкому и визг Зины. Комната Эмиля по коридору первая, вот Зина и завизжала первой. Арам еще с минуту плетется, бодая стенки веранды, до своей комнаты, и вот уже слышны глухие удары Арамовых кулаков о бока его жены Маро и ее сдержанные стоны.

    С Эмиля и Арама начиналось обычно в нашем дворе традиционное избиение жен. Зина-то бойкая, она и сама сдачи даст, и за избиение утром денег с мужа возьмет. Еще бы, Эмиль - участник войны, член партии - боится огласки. А с беспутного Арама взятки гладки. Маро с детьми бежит наверх к нам. Бабушка прячет их на шаткий железный балкон, и те в страхе ложатся на металлический пол.

    Арам (метр пятьдесят ростом, пятьдесят кило весом) соображает, где семья, и тоже поднимается к нам.

    Бабушка приветливо открывает дверь и ему.

    - Где Маро? - свирепо вращая глазами, голосом средневекового киллера вопрошает Арам.

    - Арам-джан, здравствуй, дорогой, заходи, сколько времени мы не виделись! - приглашает его бабушка.

    Арам заходит и садится на кушетку у двери.

    - Для чего тебе Маро? - спрашивает бабушка.

    - Я ее кыров пыт буду! - заявляет Арам.

    - Арам-джан, а как ты будешь у нее кровь пить? - интересуется бабушка.

    Арам открывает рот, соображает что-то и потом поясняет уже с усталостью в голосе:

    - Я ей горло рэзат буду и кыров пыт!

    - А за что, Арам-джан?

    - не отстает бабушка.

    - Семь дней работал, семьсот рублей заработал, семь индюков купил, принес Маро, а она... - и Арам, напоследок завращав глазами, закрывает их и, храпя, падает на кушетку.

    Арам был помешан на цифре семь... Через несколько минут Маро с детьми поднимут спящего щупленького Арама с кушетки, поволокут домой, уложат спать и заботливо укроют одеялом.

    Идет битье жен и на первом этаже напротив. Там живет очень толстая, килограмм на сто сорок, армянка и ее муж, тоже армянин, которого никто никогда не видел. Фамилии и имен их тоже никто не знал, - жили они обособленно. Кто-то называл ее просто - "толстая женщина", ну а бабушка придумала ей кличку "Мусорян".

    Когда "толстая женщина" садилась у окна, то начинала интенсивно есть, а шкурки, кости, кожуру и прочие отходы бросала на двор прямо под окном. Вокруг нее вечно был мусор, отсюда и "Мусорян". У нее с мужем был малолетний сынок по имени Баджуджи (прости, Господи, люди твоя за такое имя!). Так он первым реагировал на мощные удары мужа по телу г-жи Мусорян. Сама же она не кричала потому, что, во-первых, кричать ей было лень, а во-вторых, нужно быть великим боксером Майком Тайсоном, чтобы пронять ударами столь мощное тело. Зато Баджуджи орал так, что глушил все остальные крики и шумы.

    Итак, во дворе битье жен идет полным ходом. Старую партийную работницу, чуть ли не соратницу Клары Цеткин и Розы Люксембург, бьет ее старый муж, довольно темная личность; идет ругань на идиш, так как оба - евреи.

    Дядя Минас, если он не у второй жены или друзей-гомосексуалистов, бьет скромную и молчаливую первую жену; Витька-алкаш, за неимением жены, бьет сестру Нелю. Только хилый сапожник Мукуч не бьет свою жену Айкануш, потому что бьет она его - почему мало денег заработал?

    А когда уже становилось совсем темно, безногий сапожник Коля с "того двора", пьяный в дым, в стельку, по-поросячьему, начинал с отчаянным матом пробираться домой по неосвещенному ночному двору. И, конечно же, обязательно попадал в какую-нибудь яму. Продолжая матюгаться, он все-таки выбирался из ямы, доплетался до своей будки и ковылял обратно, волоча тоже уже пьяненькую свою женушку Олю. Он доводил ее до ямы и снова падал в нее - на сей раз уже умышленно. Теперь же он, остервенело костыляя (костылем, разумеется!) свою Олю, заставлял ее поднимать его и волочить до дому.

    Самое же ужасное завершение дня нашего дома заключалось в явлении Вовы.

    Вова - это особая судьба. Добропорядочные грузины, муж и жена Картвелишвили, не имея детей, усыновили ребенка, рожденного русской женщиной в тюрьме. Женщина умерла при родах, а Картвелишвили взяли родившегося малыша. Уже с детства было видно, что голубоглазый блондин Вова - не грузин, а гораздо более северной нации. Хулиганил Вова с детства, а годам к двадцати, став буквально монстром, стал пить запоем и чудить. Силы он был немереной. Однажды я, пытаясь его как-то успокоить, стал перед ним, - он, ухватив меня за ворот, поднял одной рукой от пола и поднес к лицу. Я увидел совершенно круглые белые глаза, дикую остекленевшую улыбку бравого солдата Швейка и уже считал себя выброшенным в окно с третьего этажа (а жил Вова на третьем этаже напротив нас).

    Но Вова произнес только: Это ты, Нурик? Тогда иди...! - и мягко опустил меня на пол.

    Родители, не вынеся такого сыночка, тихо умерли один за другим. А Вова, оставшись один, начал чудить по-серьезному. Обычно он уже поздно вечером, почти в белой горячке, перелезал с лестницы к себе домой по верандам и карнизам. Как ему это удавалось - один Бог знает! Балансируя на карнизе и держась одной рукой за подоконник, Вова другой рукой бил стекла и сдирал с себя одежды. Кровь лилась на карниз, окна и висевшее внизу соседское белье.

    - Я с-сошел с-сума! - орал при этом Вова нечеловеческим голосом.

    Его мечтой было перелезть по бельевой веревке, перекинутой через блоки, на противоположную сторону к "культурным" Амашукели и, видимо, устроить там погром.

    До них было метров пять-семь пропасти, и он собирался переползти эту пропасть по бельевой веревке. Наивный мечтатель!

    Другие продукты